Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Стёпка-растрёпка: Магия отрицательного обаяния

05 июль 2018, Четверг
91
0
Многозначная книга
Книга была написана Гофманом в качестве рождественского подарка для маленького сына. Но текст скоро перешагнул семейные рамки. В 1845 году Гофман выпустил свой труд в свет, и с лёгкой руки франкфуртских книжников он сразу же стал подарочным изданием. Текст украшали цветные иллюстрации.
Книга имела нравоучительный характер. Опус Гофмана в карикатурной форме давал детям набор «отрицательных» ситуаций на тему, как не надо себя вести. Несмотря на некоторую монотонность (ситуации были однообразными) и нарочитую назидательность книги, она не вызывала неприязни у читателей и хорошо раскупалась. Не для запугивания была написана книга, а скорее для поучения. Поэтому автор облек свои наставления в юмористическую форму.
Гуманист из Германии
Биография создателя книги говорит о том, что он был вдумчивым педагогом, готовым на многое ради воспитания детей. Врач по образованию, он много внимания уделял организации больниц и приютов, помогал бедным. Его жизнь — это путь врача-практика и одновременно учёного-гуманитария, многим пожертвовавшего ради педагогики.
Под влиянием книг Гофмана появились похожие литературные произведения, образовавшие целый жанр, который прижился во многих странах. Появился женский вариант Стёпки-растрёпки (у нас это Маша-растеряша, а до революции в дидактической литературе существовала ещё и Маша-разиня).
Будучи по образованию медиком, Гофман стремился своим литературным творчеством лечить душевные недуги и пороки. Он устраивал для детей некий педагогический театр. Показывая, к чему ведёт непослушание, он разворачивал на страницах книг своеобразные расправы над строптивыми животными. Кстати, при этом «предрекал» некоторым прожорливым кошкам, что они сами будут съедены и погребены. Несколько сцен на кладбище должны были продемонстрировать детям, что в земле лежит нерадивое создание (кошка-воровка, любопытная собака), которое при жизни нарушало правила приличия или нормы поведения.
Монстры и кладбищенские призраки
В книге Гофмана ситуации были описаны очень по-доброму, так что читатель ни секунды не сомневался: всё это не всерьёз. Монстры Гофмана смахивали на весёлых петрушек из кукольного театра. Погоня экзекутора за нарушителем напоминала игру в пятнашки. Никто и никогда не отваживался назвать книгу Гофмана образцом чёрного юмора. Истории о кровавом возмездии воспринимались как смешные анекдоты, и угрозы не выглядели страшными.
Не менее человечный характер приобретала могильно-кладбищенская тема. В детской 1809-1894 годы литературе Германии бесполезно искать подобие современных страшилок. Уж если Гофман приводил своих юных читателей на кладбища, то, опять-таки, не всерьёз: они не боялись жутковатых силуэтов крестов и мрачных могил.
Некоторым непослушным детям было обещано, что они навсегда превратятся в саблезубых тигров, львов или других диких зверей. Например, в Японии был создан рисунок с изображением Стёпки-растрёпки, превратившегося в глазах иллюстраторов в страшного чёрного кота с когтистыми лапами. Искусство японской чёрно-белой графики стало чудодейственным образом работать на идеи Гофмана. Исследователи этой уникальной детской книги давно обратили внимание на её двойственную природу. С одной стороны, что бы ни говорили читатели о развлекательном характере книги, в ней был элемент ужаса. Перед детьми разворачивалась самая настоящая кровавая экзекуция, отсекались руки и отдельные пальцы, педагог мчался за ребёнком с огромными окровавленными ножницами в руках. Создавалось впечатление, что за бедным мальчуганом гонится злодей с холодным оружием, а не педагог с благими намерениями. С другой стороны, книгу охотно читали из-за занимательности ситуаций, которые чаще вызывали смех, чем ужас.
Зверские эксперименты фашистов
История о неряхе Петере так и осталась бы литературным памятником, если бы не одно очень важное историческое обстоятельство. После Второй мировой войны человечество узнало о страшных экспериментах гитлеровских врачей. В числе этих человеконенавистнических опытов были изуверские эксперименты над детьми.
Мы мало знаем об этих чудовищных экспериментах. Их результаты настолько страшны, что целый массив фактов решено не предавать гласности даже в специализированной научной литературе. Не проникли на страницы прессы и фотодокументы, рассказывающие о деятельности изуверов в белых халатах. Представители «неполноценных рас», а также умственно отсталые и больные дети могли стать для гитлеровских врачей «материалом» для чудовищных экспериментов.
Гофман предупреждал детей, что если они не будут есть, превратятся в скелеты. В середине XX века страшные фотографии детей — узников фашистских концлагерей — стали трагической галереей живых скелетов. На эти обличающие фашизм документы и сегодня невозможно смотреть без содрогания. Тысячам детей, признанных фашизмом представителями «неполноценных рас», было суждено пройти через адское испытание лагерным голодом. Ужас пережитого остался с ними навсегда и никогда не изгладится из памяти.
Гофман предвидел некоторые ужасы XX века и даже невольно отразил их в своём загадочном творчестве. Но сама жизнь знаменитого врача и педагога была отмечена колоссальной любовью к человеку. Гофман был внимателен к детям с врождёнными недостатками. Он создал во Франкфурте-на-Майне специализированную клинику для умственно отсталых детей и этим прославил себя на всю жизнь.
Наследие Гофмана
Создатель книги о неряхе Петере был великим гуманистом. Его наследие ценят на родине. Во Франкфурте-на-Майне существует уникальный музей Стёпки-растрёпки, в котором хранятся первые издания книги, документы и фотографии. Музей был открыт 26 апреля 1982 года.
В витринах выставлены и современные издания книги Гофмана, иллюстрации к ней разных художников, куклы и статуэтки, силуэты и игрушки, изображающие неаккуратного мальчишку.
Интересной традицией культурной жизни Германии стало представлять неряшливого Петера в разных исторических костюмах и окружать его предметами прошлых эпох. Литературный герой словно осуществляет путешествие во времени. А иногда он становится то японцем, то русским…
А есть ли среди экспонатов музея портрет Корнея Ивановича Чуковского и его книга «Моидодыр»? К сожалению, пока нет. Но, конечно же, издание «Мойдодыра» должно со временем появиться в экспозиции музея, ведь именно этот литературный жанр имел в виду Чуковский, когда создавал образ говорящего умывальника. Этот живой умывальник не нравился советским цензорам, которые не одобряли образы живых вещей. К тому же фантазия Чуковского плохо совмещалась со сверхполитизированны-ми послереволюционными годами. Но Моидодыр преодолел рогатки цензуры, проник на страницы печати, стал героем мультипликационного фильма. Словом, он выдержал испытание временем. Нельзя сказать, что Моидодыр был очень добр: он топал ногами, кричал, бил в медный таз, внушая ужас всем неряхам, а в мультфильме говорил и пел басом, так что некоторый элемент устрашения был и в произведении Чуковского.
Сотрудники музея Стёпки-растрёпки всегда хотели знать, как представляют себе неряшливого литературного героя школьники других стран. Сначала они обратились к детям Страны восходящего солнца и получили полное представление о том, каким маленькие японцы видят нерадивого Петера. В Японии очень распространены сказки об оборотнях, вот и появился силуэтный Петер с головой… чёрного кота. Это изображение и красиво, и безобразно одновременно.
А в начале 1990-х годов музей Стёпки-растрёпки провёл необыкновенную акцию. По предложению научных сотрудников музея газета «Пионерская правда» организовала для российских школьников конкурс рисунков по мотивам знаменитой книги. Лучшие из работ были выставлены в музее. В этих бесхитростных композициях мало ужасов, но много теплоты и человечности.
Привлекательность плохого
В XX веке психологи открыли уникальный феномен отрицательного обаяния. Учёные сделали вывод о том, что отрицательные герои (в том числе неряхи и разбойники) обладают некоей особой привлекательностью, завораживают читателя и зрителя, рассудком понимающего, что герой — «плохой». Гофман отразил феномен отрицательного обаяния в своём образе «плохого мальчишки». Это одна из интереснейших психологических загадок, которая ещё ждёт научного объяснения.
Лишь некоторые интерпретации неряхи Петера лишены обаяния. В середине XIX века стиль известной книги понадобился для того, чтобы представить русских казаков в образе агрессивных милитаристов. Иногда они выходили добрыми, но чаще злыми. А в XX веке особую ненависть вызывал Штрувельгитлер — острая карикатура на фюрера, который был представлен чудовищем на обложке сатирической книги. И здесь длинные ногти — — это не следствие неаккуратности, а орудие кровавого палача.
Книга о Стёпке-растрёпке давно полюбилась читателям, ей предстоит долгая и интересная жизнь.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: