Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Профессия: фальсификатор

28 май 2016, Суббота
1 331
0

Для человека творческого нет ничего хуже непризнания его таланта. Крылатая фраза «Обидеть художника может каждый» вполне могла бы стать девизом всех непризнанных гениев. История знает немало примеров, когда критика, равнодушие или насмешки заставляли художников жестоко мстить своим обидчикам. Один только Адольф Гитлер с его неудавшейся карьерой архитектора чего стоит! Не менее показателен и другой случай.

Золотая медаль

Голландия подарила миру самых выдающихся художников за всю историю искусства. Достаточно назвать имена Рембрандта, Вермера, Брейгеля Старшего, Брейгеля Младшего, Босха, Хуго ван дер Гуса. Возможно, при другом стечении обстоятельств не лишенный художественного дарования Хан ван Меегерен мог бы внести свой вклад в историю нидерландской живописи, но судьба уготовила для него другой жизненный сценарий.

Хан ван Антониус Мее-герен родился в городе Де-вентер 10 октября 1889 года и стал третьим ребенком в семье. Родители были ревностными католиками и постоянно брали детей с собой в церковь. Там маленький Хан с восхищением рассматривал старые фрески, любовался игрой света на мозаичном полу и мраморных статуях. А когда подрос, его невозможно было вытащить из мастерской учителя Кортелинга, который развил в Хане вкус и умение подражать старинной манере письма. Это совсем не нравилось его отцу, простому школьному учителю, который мечтал для своего сына о карьере предпринимателя или юриста. Но увлечение живописью было столь сильным, что Меегерену-старшему пришлось смириться. Семья собрала денег и отправила Хана в Делфтский технический университет для обучения на архитектора. Меегерен стал одним из самых прилежных учеников на курсе, но учителя критиковали его за некоторую надуманность сюжетов и подражательность старым мастерам. Это только подстегивало студента работать еще усерднее. Благодаря трудолюбию ван Меегерен стал помощником преподавателя на отделении искусства и архитектуры и победил в конкурсе студентов-живописцев, получив за акварельный рисунок интерьера церкви, стилизованный под технику XVII века, высшую награду — золотую медаль.

Скандал

На четвертом курсе университета Меегерен встретил свою будущую жену, а через год женился. Вскоре супруга забеременела, и, дабы прокормить семью, Хан стал рисовать и продавать картины. Ему особенно удавались животные, так, его «Олень королевы Юлианы» до сих пор считается классикой жанра и воспроизводится во многих учебниках по рисунку. Меегерен был противником всего нового, предпочитая работать в реалистичной манере. Полотна старых фламандских мастеров эпохи Возрождения были для него эталоном. Особенно привлекало его творчество Вермера Делфтскош, и две свои первые работы — «Гитаристка» и «Женщина, читающая ноты» — Меегерен написал, подражая своему кумиру. Этот опыт убедил молодого художника, что он на верном пути. Правда, на этой стезе оказалось немало подводных камней. В 1928 году в руки Меегерена и его друга Ван Вайнгаардена попался подлинник Ван Хапса в весьма плачевном состоянии. Парочка с большим энтузиазмом взялась за реставрацию картины: если удастся доказать ее подлинность (а в этом художники не сомневались), их ждет офомная прибыль. Они добились своего: известный искусствовед Хофстеде де Гроот признал картину настоящей, и она была продана за большие деньги. Но радость молодых реставраторов омрачил не менее маститый художественный критик Абрахам Бредиус. Он официально заявил, что парочка бессовестно подсунула на рынок подделку. Разразился жуткий скандал. Друзьям не оставалось ничего другого, как вернуть деньги покупателю. Тогда возмущенные такой вопиющей несправедливостью реставраторы решили отомстить критику. Хан Антони-ус нарисовал картину в духе Рембрандта, а Ван Вайнгаар-ден отнес ее Бредиусу. Когда тот признал в подделке подлинник великого мастера, Ван Вайнгаарден театральным жестом разрезал полотно ножом на глазах у изумленной публики. Бредиус был посрамлен и выставлен на посмешище.

Горькая правда

Вскоре в журнале «Боевой петух» появилась статья Хана ван Меегерена. В ней он с горечью писал о гнете художественной критики, которая подавляет все живое и признает лишь те картины, на которых стоит подпись известного автора. Это был протест против принятых в художественной среде правил. Однако со временем Меегерен понял, что плыть против течения долго не сможет: семье катастрофически не хватало средств к существованию. Единственным выходом из положения он видел рисование картин под именем давно умерших художников. Однако написать полотно в чужой манере — полдела. Надо сделать еще и так, чтобы оно выглядело старым. Не каждый фальсификатор может добиться, чтобы кракелюр (сеть мелких трещин на краске картины) выглядел как надо. Проблема в том, что масляная живопись сохнет очень медленно, до полного ее высыхания нужно полвека, только после этого на полотне появляются кракелюры. В трещинки забивается пыль, и по ней определяют подлинность картины. Ждать 50 лет Хан ван Меегерен не мог. Он изобрел масляную краску, которая затвердевала в печи за два часа так, словно сушилась полвека, а вместо пыли фальсификатор использовал китайскую гуашь.

Через семь месяцев напряженной работы Хан Ан-тониус создал первый «шедевр» — картину Яна Вермера «Христос в Эммаусе». В биографии великого мастера из города Делфт имелось множество белых пятен, чем и воспользовался Меегерен. Несколько ведущих экспертов, в том числе и Бредиус, единодушно приписали эту картину раннему Вермеру. Меегерен некоторое время сомневался, не насолить ли снова столь ненавистным ему критикам, но, когда он получил за картину сумму, эквивалентную нескольким миллионам долларов (по нынешнему курсу), это желание у него пропало. В конце 1937 года картину приобрело голландское Общество Рембрандта, затем она была передана Роттердамскому музею Боймана ван Бойнингена, где произвела фурор. Это вдохновило художника на новые «подвиги». В период с 1939 по 1943 год он написал 13 подделок, продажа лишь восьми из них принесла ему кучу денег. Меегерен купил виллу в Ницце, где только спален имелось аж 12.

В погоне за длинным рублем

Кто знает, как сложилась бы жизнь великого имитатора, если бы не Вторая мировая война. Возможно, он закончил бы свой век на собственной вилле во Франции как один из богатейших людей Европы. Судьба распорядилась иначе. В 1943 году Меегерен вынужден был бежать от нацистов в родную Голландию. Там он и услышал весть о победе над фашистами. Все Нидерланды ликовали, а вот Хан Антониус не мог разделить с соотечественниками эту радость. 29 мая 1945 года в его доме появились полицейские с ордером на арест. Меегерена обвиняли в связях с нацистами и разграблении национального достояния.

В 1940 году голландский посредник Ван Страйвесанде купил у Меегерена подделку под Вермера «Христос и грешница». Об открытии неизвестного ранее полотна прослышал баварский банкир Алоис Мидль и проинформировал об этом Вальтера Хофера — агента гитлеровского режима, которому был поручен розыск художественных ценностей в оккупированных страдав Благодаря Хоферу и его связям картина оказалась в коллекции самого Геринга. Меегерен заработал миллион гульденов и, воодушевившись, стал сбывать нацистам одну фальшивку за другой.

После войны следствие расценило факт продажи гитлеровцам полотен «фламандцев» как хищение национального богатства. За такое преступление Меегерену грозил большой тюремный срок. Он встал перед дилеммой: признаться в фальсификации и получить небольшой срок за мошенничество, при этом покрыв себя как художника позором, или считаться пособником нацистов и провести в тюрьме остаток дней. В конце концов Меегерен сделал сенсационное заявление и сознался в имитации работ старых мастеров.

Вначале следствие не поверило Меегерену. Полицейские устроили следственный эксперимент, предложив художнику в их присутствии нарисовать подделку. Тот изобразил безупречного «Христа среди учителей» — это был седьмой и последний «Вермер» величайшего мастера подделки. Министерство юстиции создало специальную комиссию, в которую вошли химики, искусствоведы, художники. Дело длилось два года. Вердикт суда — один год лишения свободы. Но жить Меегерену оставалось значительно меньше. Алкоголь, наркотики, стресс от ареста и тюремное заключение добили художника, и 30 декабря 1947 года он скончался от сердечного приступа. Художник не обрел славы своих кумиров, зато остался в веках как величайший мистификатор.

Влад Строгов

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: