Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Дважды убитые

28 март 2016, Понедельник
1 010
0

Небольшой малоизвестный городок Колпашево когда-то был центром Нарымского края. Именно сюда с 1930 по 1942 год привозили «врагов народа» и... уничтожали. Давно уже кровавые страницы истории тех лет ни для кого не являются секретом. Но в 1979 году, накануне первомайской демонстрации, в Колпашево произошло нечто, потрясшее не только местных жителей, но и всю Россию. Эхо событий докатилось до самой Москвы.

Колпашево располагается на изгибе реки Обь. Во время половодья река каждый год подмывала берег, меняя его очертания и наступая на город. В ночь с 30 апреля на 1 мая 1979 года произошло сильное обрушение берега практически в центре города. Праздничным утром людям, шедшим на демонстрацию, открылась страшная картина. Из 40-метрового обрыва буквально свисали руки, нот, головы. Река обнажила захоронение огромных масштабов. Почт все черепа имели пулевые отверстия в затылочной и височной частях. Останки, находящиеся в нижнем слое, природа мумифицировала так хорошо, что их можно было опознать по лицам. По сведениям общества «Мемориал», в Колпашевском яре было захоронено около 4 000 человек. Из них было опознано и посмертно реабилитировано 1400.

Колпашевский ад

В 30-х годах прошлого века в Колпашево располагался городок, построенный для сотрудников НКВД. Здесь же находилась тюрьма на 6 камер, в одной из которых приводились в исполнение приговоры. Но не все расстрелянные в этой тюрьме лежали в Колпашевском яре. По показаниям бывших сотрудников НКВД, в 1938 году, перед ледоходом, несколько тысяч заключенных погрузили на баржи и увезли. Больше об их судьбе ничего не известно. Поскольку тюрьма не могла вместить в себя всех «врагов народа», часто их содержали прямо на баржах, откуда и водили на допросы.

Да и в тюрьме заключенные находились в жутких условиях. В докладной записке замначальника краевого управления и/т лагерей Емец писал, что на одних двухэтажных нарах одновременно помещались 140 человек, мужчин и женщин. Полуголые, едва прикрытые истлевшей одеждой, истощенные и почти все с признаками сифилиса. Ничего удивительного, ведь на одного заключенного в день приходилось 300 г полусырого хлеба и вода, которую набирали из болота. А в это болото спускали нечистоты из тюрьмы и больницы. Ночью электричества в бараках не было. Можно представить, какой ужас и беспредел творились по ночам, ведь здесь были мужчины и женщины, подростки и молодые девушки, «враги народа» и рецидивисты и т. д.

Бывший следователь УКГБ по Томской области А. Спраговский, который занимался пересмотром дел осужденных, работая в архивах, нашел много шокирующих подробностей. Ему удалось выяснить, что казнила заключенных специально созданная для этого бригада. Палачам даже полагалась суточная доза спирта для поддержания духа. Неподалеку от здания, где размещался окружной отдел НКВД, вырыли глубокую яму и обнесли этот будущий могильник высоким забором. Заключенные шли к яме по специально устроенному трапу, а исполнители приговора находились в укрытии. Когда человек доходил до нужного места, звучал выстрел, и тело падало в яму. Но потом кому-то из начальства показалось, что использовать патроны таким образом расточительно. И заменили расстрел удушением «петлей с применением мыла». Пьяные палачи развлекались, как умели. Однажды они пообещали сохранить жизнь молодой паре, если те совершат у них на глазах половой акт со связанными руками. На что не пойдешь, чтобы остаться в живых? И молодой человек согласился, но, как только представление закончилось, на шеях жертв затянулись две петли.

Для захоронения тел сооружались специальные короба длиной 4 м, шириной 3 м и высотой около 1 м. Трупы в них укладывали валетом, каждый слой присыпали известью для дезинфекции и покрывали лапником, чтобы до прибытия новой партии не тратить сил на закапывание. Видимо, поэтому многие тела не сгнили, а высохли и стали плоскими. По мере наполнения короба закапывали во дворе тюрьмы.

А когда там стало не хватать места — под настилом бараков. Все следы от захоронений, согласно инструкции, сровняли с землей.

Говорили, что были короба, в которые собирали одежду, бывшую на заключенных при аресте. Но она не попадала на прилавок магазина, торговавшего в городе реквизированными вещами, чтобы кто-то из родственников не опознал ее. Ведь большинство арестантов были из местных.

Несмываемый позор

Властям в тот день было не до сокрытия позора, они готовились к первомайской демонстрации. Спохватились на следующий день. Огородили могильник забором с надписью «Санитарная зона», выставили посты, чтобы люди не несли сюда цветы и свечи. Но они шли и несли. И не только посторонние, шли родственники замученных в этих застенках людей. Одна пожилая женщина увидела и узнала в лицо своего мужа. Слухами наполнилось Колпашево. Власти нашли удобное для себя объяснение: якобы здесь захоронены дезертиры, расстрелянные в военное время. Но как можно было объяснить людям наличие в захоронении детской обуви и крестьянских лаптей? Почему здесь были женщины? И откуда в городе с населением в 20 ООО человек 4 ООО дезертиров?

Весть о гигантском могильнике докатилась до Москвы. И было принято решение уничтожить «антисоветские трупы». В ту пору первым секретарем обкома в Томске был Егор Лигачев, он-то и занимался этим мероприятием.

Никто не собирался перезахоранивать останки «врагов народа», ибо их было очень много. К тому же были выделены приличные средства для ликвидации. Правда, вначале попытались с берега откапывать тела и вывозить их на грузовиках, но это было слишком сложно. Тогда-то и решили подойти к могильнику со стороны реки и размыть берег. Для этого кормой к берегу поставили два мощных теплохода и закрепили их тросами. Винты работали на полных оборотах, вода под напором била в обрыв, вымывая из него трупы. Как потом рассказывал капитан одного из теплоходов, тела падали в воду, на некоторых было бело-розовое белье. Трупы попадали под винты, крошились. Но их было так много, что часть поплыла по реке на виду у шокированных жителей. Команде судна запретили выходить на палубу и использовать радиосвязь. Круглосуточно в течение 5 дней размывавшие берег теплоходы почти полностью вгрызались в обрыв. Каждым из них было сожжено по 60 т горючего. С тех пор на этом месте есть бухта. Одновременно с речными работами на берегу бурили скважины, искали еще захоронения. А когда находили, засыпали в скважины какой-то порошок и заливали водой.

Для уничтожения уплывших тел создали бригаду из дружинников, милиционеров, чекистов и просто добровольцев. Моторные лодки с «санитарами» ниже по течению перегородили реку. Они несколько дней отлавливали трупы проволочными петлями, привязывали к ним камни, железный лом, специально доставленный баржей с заводов, и топили. А тех, кто не тонул, рубили баграми на части. Но всех утопить все же не получилось. Еще год то тут, то там всплывали тела. Их вылавливали и зарывали в землю. Просто так, без похорон и обозначения места.

Из показаний замначальника Колпашевского ГОВД: «До глубокой осени мы выезжали на трупы якобы утопленников, но обнаруживали, что это из яра. Признаки: плоский труп, пулевое отверстие в затылке и следы давности не одного десятка лет. На месте обнаружения закапывали».

Виноватых нет

То, что в Колпашевской душегубке погибли тысячи ни в чем не повинных людей, сомнению не подлежит. Тот же Спраговский на основании архивных документов сделал вывод: «99% следственных дел на осужденных были грубо сфальсифицированы работниками Томского и Нарымского отделов НКВД». В те времена надо было реализовывать план по разоблачениям и обезвреживанию «врагов народа».

Попытки скрыть старые преступления стали причиной для возбуждения в 1990 году уголовного дела по факту надругательства над телами умерших. Затем, в 1991-м, дело было передано в Москву, пылилось в разных прокуратурах и возвратилось в Новосибирск, в военную прокуратуру. А в 1992 году было закрыто по истечении срока давности и «отсутствия состава преступления в действиях должностных лиц». Странно все это, ведь с 1979 года прошло всего 13 лет.

Если называть вещи своими именами, то можно сказать, что в 1979 году в Колпашеве повторно убивали невинных людей, уничтожая не только их останки, но и память о них.

Галина Белышева

 

P.S. Я. И. Якоби (из письма в томское отделение «Мемориала»): «Назавтра, говорят, милиция поставила охрану. Но желающие, пожилого возраста, все подходили и подходили, чтобы отдать свою дань последнюю. Мили* ция оградила могилу колючей проволокой, но и это не помогло. Тогда солдат выставила местная власть. После этого пришел бульдозер и, что можно было, столкнул и заровнял. ...Местную власть заставили пустить слух, что это расстрелянные дезертиры во время Отечественной войны. Но люди прекрасно знали, что в Колпашеве дезертиров не расстреливали».

В. П. Черепанов, капитан теплохода 0Т-2010: «...11 мая мы пришли в Колпашево. За ночь решили ликвидировать это кладбище. На берегу уже был устроен забор. Вкопали мощный столб (мертвяк), за который можно было завести трос. Течение реки было сильное,

нас снесло, и тросом повалило забор. На берегу изготовили новый забор из щитов. За день продумали план. Совещание проходило в ресторане «Обь»... На следующий день подошел теплоход ОТ-375 (капитан Мясин) и тросом поддерживал наш теплоход перпендикулярно берегу реки (течению реки).

Отбойной волной от винтов начали мыть берег. Мыли часа два. Сначала падали кости. В срезе яра была одна яма-захоронение.

Когда содержимое ямы обвалилось, проявились темные прямоугольники. Я сказал: «Будут еще». Николай Иванович сказал: «Будем работать».

А. Н. Лепешкин, бывший начальник ГОВД г. Колпашево: «Мне Бортниковым было дано указание подготовить пять команд, так как могут поплыть трупы. Их нужно топить. Я поясняю, что не собирать и производить захоронение, а именно топить».

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: