Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Эхо далекого взрыва

31 октябрь 2014, Пятница
609
0

Шесть десятилетий назад в советских газетах было опубликовано коротенькое сообщение ТАСС об испытании атомного оружия. Но как именно выглядело это испытание и чем оно грозило населению, разумеется, никто ничего не сказал...

Первые осторожные публикации о том, что в 1954 году в Приволжском военном округе был произведен наземный ядерный взрыв в военных целях, в открытой печати впервые появились только в конце 1980-х годов. Лишь тогда общественность узнала, что руководителем этих атомных учений был маршал Георгий Жуков, а непосредственно в момент испытаний на полигоне присутствовали Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, тогдашний министр обороны СССР Николай Булганин и руководитель советской атомной программы академик Игорь Курчатов.

«Радиация? Ничего страшного!»

Ранним утром 14 сентября 1954 года бомбардировщик Ту-4, имевший на борту атомную бомбу и сопровождаемый истребителями прикрытия, вылетел в район Тоцкого артиллерийского полигона с военного аэродрома под Сталинградом. В 9:33 того же дня с этого самолета с высоты 8 тысяч метров на заранее намеченную точку полигона был сброшен атомный заряд, который через 45 секунд взорвался на высоте 350 метров от поверхности земли. При этом в зоне взрыва, на различных расстояниях от предполагаемого эпицентра, находилась заранее размещенная военная техника: 500 орудий и минометов, по 600 бронетранспортеров и танков, б тысяч тягачей и автомашин, 320 самолетов. Кроме того, на огороженных участках располагалось свыше 2 тысяч подопытных животных. Еще несколько десятков овец, баранов и коз разместили внутри танков, бронетранспортеров и автомашин.

Объявленная мощность бомбы - 40 килотонн, хотя независимые эксперты считают эту цифру сильно заниженной и оценивают силу ее взрыва не менее чем в 100 килотонн (примерно в 8 раз больше мощности бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму). В начале 1990-х годов, при рассекречивании материалов учений, Министерство обороны СССР сообщило, что в учениях на Тоцком полигоне в 1954 году участвовало в общей сложности всего лишь 44 тысячи военнослужащих. Однако независимым экспертам более реальным представляется число от 150 до 300 тысяч человек, участвовавших в тех ядерных испытаниях.

Лишь в эпоху гласности впервые было официально признано, что утром 14 сентября 1954 года крупные соединения советских войск двинулись на тот участок полигона, который подвергся действию поражающих факторов (в том числе радиационного излучения). Буквально через час-полтора после атомной вспышки через эпицентр или в непосредственной близости от него прошли пешком или проехали на боевой технике десятки тысяч людей. При этом военное руководство, чтобы не сеять среди подчиненных неуверенность и панику, всячески уверяло солдат и офицеров, что зона ядерного взрыва никакой опасности для их жизни и здоровья не представляет. Говорили примерно так: «Пройти через эпицентр? Ничего страшного! Доза радиации - примерно такая же, как два раза в год в поликлинику на рентген сходить».

Полигон превратился в пустыню

Вот что, например, рассказывал житель Самары, ныне покойный генерал-майор в отставке Анатолий Михайлов, который в 1954 году имел звание капитана и занимал должность начальника полей Тоцкого артиллерийского полигона (запись 1990-х годов): «Эпицентром взрыва была определена точка у подножия горы Тоцкая (примерно 200 метров над уровнем моря), где находился заброшенный колодец. Мишень выложили белой светоотражающей тканью, расположенной в виде креста, а по краям еще засыпали слоем известки. Этот крест летчикам хорошо был виден с воздуха. В момент взрыва я находился на командном пункте в районе горы Медвежья, в девяти километрах от эпицентра. Здесь же присутствовали и высокопоставленные руководители из Москвы. Когда самолет и истребители сопровождения появились над полигоном, было около половины десятого утра, а в 9 часов 32 минуты на командный пункт передали: "Взрыв ожидается через 45 секунд". Я не стал уходить в бункер, а встал в окопе спиной к эпицентру и натянул на глаза козырек фуражки. Через него я увидел розовато-бледную вспышку, озарившую небо, а в лицо ударил сильный жар.

А когда я вышел наверх, то увидел страшную картину разрушений, причиненных взрывом. Перед началом учений вокруг командного пункта расстилалась ковыльная степь, щебетали птицы, а в нескольких сотнях метрах от нас зеленел дубовый лес. Но после взрыва все это разом исчезло: птичек спалило заживо, лесок словно бы испарился на корню - от него остались лишь обугленные щепочки. А окружавшая нас степь превратилась в настоящую пустыню: вся растительность начисто выгорела, и вокруг до самого горизонта простиралась лишь выжженная, голая, кое-где дымящаяся земля.

Даже в нескольких километрах от эпицентра вся расставленная боевая техника была до неузнаваемости исковеркана. Я видел стволы артиллерийских орудий, закрученные в виде спирали, наполовину расплавленные фюзеляжи самолетов, обгоревшие и расплющенные бронетранспортеры, перевернутые танки с оторванными башнями. Практически все подопытные животные погибли, и лишь некоторые из них, которые в момент взрыва находились довольно далеко от эпицентра, остались живыми, хотя и были сильно обожжены...»

Если у военнослужащих, побывавших в зоне ядерного взрыва на Тоцком полигоне, после рассекречивания есть некоторые шансы на получение справок по поводу льгот из Министерства обороны РФ, то 5-6 миллионов гражданских лиц, не по своей воле попавших в зону радиоактивного поражения, оказались лишены и этой возможности. «В 1954 году мне было 30 лет, - вспоминала жительница Самары Ираида Залавина. - Мой муж командовал взводом отдельного саперного батальона. За несколько часов до взрыва семьи военных на колхозных полуторках вывезли в Сорочинск, за 30 километров от эпицентра. В момент взрыва я с сыном стояла на улице, покупала ему арбуз. Вдруг горизонт осветило. По всему небу разлилось яркое бело-розовое сияние, на несколько секунд затмившее солнце. Это был страшный, неземной свет. Сын закричал: "Ой, мама, как красиво!" Я же ему в ответ: "Не дай Бог тебе, сынок, еще когда-нибудь в жизни увидеть такую красоту". Схватила ребенка и побежала в дом. Успела его посадить спиной к стене, и тут до нас дошла ударная волна. Все окна в доме вылетели вместе с рамами, всю комнату усеяло битым стеклом, и многих поранило. Соседке стеклом порезало лицо, она стала кричать. Да не только она - кругом стоял сплошной бабий и детский вопль. Я подумала: "Что же сейчас происходит в зоне взрыва, если такое произошло за 30 километров от эпицентра?"»

Муж Ира иды За-лавиной, Александр, принимал участие в маневрах сразу же после ядерного взрыва. Его саперный взвод создавал проходы в земляных заграждениях, необходимых для выдвижения в сторону эпицентра передовых соединений войск. Он умер в 1971 году от рака целой группы внутренних органов.

Секретным совместным приказом министерств обороны и здравоохранения СССР категорически запрещалось ставить диагнозы, из которых можно было бы усмотреть хотя бы  малейший намек на действие поражающих факторов ядерного оружия. И даже после рассекречивания факта учений на Тоцком полигоне оба ведомства заявляли, что никаких экологических или медицинских проблем, связанных с последствиями испытания ядерного оружия в 1954 году, не существовало.

Страшные последствия

До сих пор мало что известно о «невоенном» ущербе, нанесенном стране той атомной авантюрой советского правительства. Вряд ли он поддается полному и окончательному учету хотя бы в денежном выражении. Впрочем, ныне последствия учений на Тоцком полигоне можно попытаться оценить хотя бы в первом приближении. Подсчитано, что непосредственно в зоне радиационного заражения той осенью оказалось около 15 тысяч квадратных километров территории, на которой в 1954 году проживали 5-6 миллионов человек. Сюда входят 15 западных районов Оренбургской и 12 районов Самарской областей.

Согласно официальным исследованиям, ныне радиационная обстановка в районе эпицентра ядерного взрыва более чем полувековой давности соответствует фоновым значениям. Однако при этом никто и никогда специально не изучал, как менялся уровень радиации в указанном районе в течение минувших десятилетий и как сказалось радиоактивное заражение местности на здоровье жителей окрестных сел, большинство из которых после атомного кошмара 1954 года так и не стали никуда уезжать с насиженных мест.

 

 

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?