Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

«Сосредоточить республику». За что президента Испании ненавидели и правые, и левые?

09 август 2018, Четверг
117
0
К концу 1920-х годов вся Европа была в тисках двух крайностей. С одной стороны, бал правили коммунисты, с другой — правые, главными из которых были фашисты. Но кто-то все же пытался избежать этого не слишком богатого выбора. Одним из них был первый президент Второй Испанской республики Нисето Алькала Самора-и-Торрес…
Испания была одной из немногих стран, которая дольше всех пыталась сохранить монархию. Испанский король Альфонсо XIII до 1930 года чувствовал себя не то чтобы очень уверенно, но сносно. И если бы не его собственные ошибки, не исключено, что Альфонсо мог занимать трон гораздо дольше.
Юрист Божьей милостью
Подобное положение можно объяснить тем, что испанцы — большие традиционалисты, не желающие расставаться с привычным укладом. А можно и тем, что страна держалась за монархию, поскольку боялась республики. В 1873 году в стране уже пытались перейти к республиканской форме правления. Попытка провалилась — за неполных два года её существования сменилось семь президентов. Страну мотало, как щепку в океане, населению пришлось пережить три войны. Поэтому испанцы не спешили менять шило на мыло.
Точно так же к республике относился и Нисето Алькала Самора-и-Торрес — будущий президент страны. И неудивительно — он родился в 1877 году в Андалусии, в глубокой провинции на юге Испании, в семье мелкого землевладельца. У него не — было шансов сравниться с элитой доходами или заслугами предков. Но получить знания и стать блестящим профессионалом, знатоком своего дела, он сумел.
Нисето окончил университет, где изучал право. Приобретя умение говорить и разбираться в любом деле с большой дотошностью, он стал отличным адвокатом. Работы Саморы в области права высоко ценились специалистами, и неудивительно, что вскоре молодого и перспективного юриста двинули в политику. Он стал членом Либеральной партии, в которой состояло немало молодёжи. Она с уважением относилась к молодому правоведу, умеющему отстаивать либеральные ценности. При этом Самора с большим уважением относился к королю, считая его гарантом порядка и стабильности в стране.
В 1917 году Самора стал членом правительства. Его назначили министром общественных работ, и энергичный адвокат на этом поприще сделал много полезного. В 1922-м он стал первым гражданским военным министром.
А политическая атмосфера Испании всё более накалялась. Альфонсо XIII не имел политической воли и делами страны фактически не занимался. В стране всё шаталось и валилось. Как бывает в таких случаях, Каталония объявила о независимости. Следом стали поднимать головы и сепаратисты в других регионах. С этой ситуацией могли справиться только военные. Такой человек нашёлся — это был генерал Мигель Примо де Ривера. Бывшему начальнику Валенсийского и Мадридского военных округов дали широкие полномочия.
Генерал не церемонился и быстро разогнал террористов и сепаратистов. И на этой волне в 1923 году фактически с «согласия» короля совершил государственный переворот. Что для Саморы, как и для многих других политиков, стало большим ударом.
«Железный врач»
Невзирая на свои либеральные убеждения, Самора любил короля. И не только он: многие испанцы считали, что Альфонсо XIII многое сделал для того, чтобы страна не участвовала в Первой мировой войне, сохранила нейтралитет. Да и после войны, работая в правительстве, Самора убедился, что фигура монарха для такой страны, как Испания, где множество национальных противоречий, является объединяющей. Однако «попустительство» короля, его капитуляция перед грубым воякой, наряженным в тогу диктатора, стали для Са-моры моментом прозрения.
Он ушёл в тень, занимался юриспруденцией, но при этом тесно общался с оппозиционерами. Все эти годы в нём шла внутренняя борьба, вызванная ломкой мировоззрения. Это стало ясно потом из его писем, свидетельств друзей и соратников. К 1930 году Самора уже ненавидел короля и делал все, чтобы Альфонсо XIII был свергнут. Впоследствии он несколько парадоксально выразил своё политическое кредо: «Идеальная республика есть монархия без короля».
Между тем время «железного врача» (так называли генерала Примо де Риверу) подходило к концу. Он настроил против себя всех, кого моп короля, с которым был непочтителен, политиков, которых не видел в упор, профсоюзы и даже армию, которая была возмущена его реформами артиллерийских подразделений.
В августе 1930 года Самора вместе с другим политиком Мигелем Мауро возглавил исполнительный комитет антимонархических сил. В декабре офицеры-республиканцы попытались произвести госпереворот, но были арестованы. Вместе с ними попал в тюрьму и Самора.
Однако власть уже агонизировала. В январе 1930 года Примо де Ривера обратился к королю с просьбой об отставке. Альфонсо XIII с радостью согласился — он боялся, что деспотия генерала и его зашедшая в тупик политика приведут к очередному мятежу.
La nica bonita
После отставки генерал уехал в Париж, где вскоре умер. А 12 апреля 1931 года прошли муниципальные выборы, на которых опять победили монархисты. Однако республиканцы, не согласившись с их итогами, вывели на улицы своих сторонников. Королевская власть оказалась не готова к такому повороту. Не имея реальной власти и силы, король Альфонсо XIII покинул страну. Испанию возглавило Временное правительство, просуществовавшее до декабря 1931 года.
С 13 апреля Нисето Самора уже был на свободе. Страна в нём нуждалась, ведь таких принципиальных и энергичных политиков в стране было немного. Нисето занял пост временного премьер-министра страны, а в декабре 1931 года он стал первым президентом Второй Испанской республики.
Казалось, что все только начинается, подул свежий ветер, можно было строить новую действительность, проводить реформы. Недаром сами испанцы назвали это время La nica bonita, то есть «прекрасное дитя». Так они воспринимали начавшиеся перемены, надеясь, что со временем «дитя» предстанет прекрасным юношей. И Самора полагал, что все ещё впереди, у него много времени. Он нередко говорил о том, что надо «сосредоточить республику». То есть сформировать партию, найти союзников и друзей, заинтересовать общество. Но надеждам не суждено было сбыться.
Хотя Самора довольно чётко представлял себе, что нужно делать, он столкнулся с большим противостояниям. Правительство состояло сплошь и рядом из социалистов и анархистов, которые видели ситуацию по-другому, чем президент. Самора был выходцем из бедной семьи, он стоял на стороне крупных землевладельцев. А его министры требовали национализации и раздела. Президент был строгим католиком и поддерживал церковь. А большинство требовало, чтобы влияние церкви было уменьшено. И Самора вместо того, чтобы занять определённую позицию и сформировать свою партию, начал бесконечно лавировать между правыми и левыми. Он дважды распускал парламент, вновь объявлял выборы, а когда надо было создавать правительство, вдруг отказывался назначать премьером лидера победившей партии. Наверное, Самора затягивал время, чтобы успеть сформировать команду и подтянуть сторонников. Но не успел: бесконечные метания привели к тому, что на выборах 1936 года победил Народный фронт, который представлял интересы левых. Они добились отставки президента, и Самора вместе с семьёй уехал в Исландию отдыхать — ему казалось, что без него не обойдутся и вскоре вновь позовут. Но пока он путешествовал, в стране началась Гражданская война.
Республиканцы вскрыли его банковский сейф и похитили рукопись мемуаров. Поговаривали, что их лидеры предлагали Саморе совершить государственный переворот. Но он отказался, хотя этот эпизод описал в мемуарах и даже подтвердил документально.
С началом Гражданской войны Самора бедствовал. Все его сбережения были изъяты, ему грозили тюрьмой и гигантским штрафом. Так что до 1940 года он жил во Франции. Потом перебрался в Марокко, где жил вместе с семьёй в хижине на берегу моря. Там он переболел малярией и едва не умер.
В итоге сумел перебраться в Аргентину, где писал статьи для одной из газет. Там в 1949 году он и скончался.
В Испании тем временем властвовал Франко. Страна, измученная спорами Саморы и его оппонентов, обескровленная никому не нужной войной, с горестью покорилась своей участи на долгие годы.
Автор: Дмитрий Куприянов
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: