Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Созидательный альтруист

25 октябрь 2014, Суббота
771
0

Питирим Сорокин был кем-то наподобие Ломоносова - он также прибыл из глуши в столицу, но в итоге получил признание в Америке. Поскольку в России просвещенный абсолютизм сменился непросвещенным.

Питирим Сорокин родился в глухом селе Вологодской губернии в семье бродячего крестьянина-ремесленника. Его мать - зырянка, как тогда называли народ коми. Отец - русский алкоголик, систематически хватающий белую горячку. А Питирим тянулся к знаниям. Он окончил церковно-приходскую школу, поступил в семинарию села Хреново Костромской губернии.

Тюремные университеты

Не бог весть какие знания можно было получить в Хреновской семинарии. Но юноше повезло. Он вступил в партию эсеров и, конечно же, угодил в тюрьму. В тюрьме тогдашние молодые люди получали образование. Многие, правда, этим образованием и ограничивались. Как, например, другой семинарист - Иосиф Джугашвили.

Обустроившись на нарах, Сорокин проштудировал труды Маркса, Дарвина, Спенсера и прочих властителей ограниченных умов тогдашней молодежи. Через три с половиной месяца его освободили. Амбиции у крестьянского паренька были неслабые. Он направился не куда-нибудь, а в Петербург. Имея в кармане девять рублей. От Вологды до столицы Питирим ехал «зайцем», отрабатывая уборкой туалетов.

18-летний Сорокин мечтал поступить в университет. Для этого требовался аттестат гимназии. Питирим выбрал Черняевские курсы.

Недолго думая, юноша пошел к своему земляку Каллистрату Жакову - первому зырянину, доучившемуся до профессора. «Все мои пожитки свободно умещались в котомке», - вспоминает Сорокин. - «Так что латинская поговорка "Все свое ношу с собой", которую я узнал позднее, точно описывала уровень моей мобильности, как говорят социологи». Вообще-то социологи говорят так исключительно благодаря тому, что он все-таки дошел до профессора Жакова. Термин «социальная мобильность» введет в науку именно Питирим Сорокин. А пока что он огорошил жаковскую жену фразой: «Я приехал от коми-народа и хотел бы видеть коми-профессора».

Сейчас такой вот представитель народа дальше домофона не прошел бы. А в те времена люди были как-то сердечнее. Коми-профессор помог коми-земляку. Устроил на курсы бесплатно. Сорокин сдал экзамены. Поступать в университет, впрочем, передумал. Поступил в недавно открытый Бехтеревым Психоневрологический институт. Там была первая в России кафедра социологии, которую возглавляла мировая знаменитость - Максим Ковалевский.

Но перед Питиримом встала извечная проблема молодых людей - армия. Студентов университетов туда не брали, а частные вузы вроде Психоневрологического института отмазки не давали. Пришлось переводиться в Санкт-Петербургский университет.

Сорокин закончил обучение в 1914-м. Остался на кафедре «для подготовки к профессорскому званию».

Партия власти

В 1917-м стало не до диссертаций. Все-таки Сорокин был эсером. А эсеры стали вдруг самой популярной партией. Можно сказать, партией власти, если бы в то время была хоть какая-то власть. Сорокин поддерживает человека, который делает вид, будто власть существует. Он - секретарь Керенского. Хотя глава правительства предлагал ему более значительный пост - замминистра внутренних дел. Осенью его избирают депутатом Учредительного собрания. В Вологодской губернии, где он баллотировался, эсеровский список получил 90%.

Но что значат какие-то проценты по сравнению с матросом Железняком? Вместо мягкого парламентского кресла Сорокин снова получает жесткие тюремные нары. На этот раз - в Петропавловской крепости. Правда, снова ненадолго. Выйдя на свободу, депутат разогнанного Учредительного собрания отправляется в свой избирательный округ - в Усть- Сысольский уезд - вести подпольную борьбу с большевиками. Там он прячет от новой власти жену Керенского, затем прячется сам - скитается по болотам, питается подножным кормом. В общем - довольно неудачная парламентская карьера.

В октябре 1918-го он принимает неожиданное решение - сдается местной ЧК и пишет покаянное письмо в местную газету. Объявляет о выходе из партии эсеров и сложении депутатских полномочий: я мол, больше «не могу считать себя правильным выразителем воли народа». И вообще мечтаю вернуться к «чисто научной работе».

В стране свирепствует красный террор. Сорокин ждет расстрела в Северо-Двинской ЧК. Однажды к нему в камеру пришел комиссар, оказавшийся его бывшим студентом. Комиссар сообщил о Сорокине в Москву. Бывшим друзьям Питирима, а ныне важным большевистским сановникам Пятакову и Крахану. Те рассказали Ленину. Ленин прочитал «Отречение» Сорокина и опубликовал его в «Правде». А заодно и сам тиснул статейку «Ценные признания Питирима Сорокина». И, конечно, поинтересовался: не расстрелян ли случаем автор «ценных признаний»?

Сорокина отпустили. А в 1922-м выслали из страны на знаменитом «Философском пароходе». Он обосновался в Америке. Организовал в Гарварде факультет социологии. Придумал теорию «социальных лифтов». Очень, надо сказать, хорошая теория. Только мне почему-то в этот лифт никак не запрыгнуть.

Обсудить

Похожие материалы:

Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: