Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Аркадий Гайдар: Романтик штыка и пера. От ареста Аркадия Гайдара спас Сталин!

17 июль 2018, Вторник
192
0
В последние годы произведения Аркадия Гайдара оказались незаслуженно забыты. Хотя когда-то его книги выходили огромными тиражами, а повесть «Тимур и его команда» стала примером для миллионов школьников. Но мало кто знает, что до её создания писатель лечился от алкоголизма, а после публикации едва не отправился в ГУЛАГ.
В провинциальных городках Российской империи грянувшую в феврале 1917-го революцию приняли спокойно. Мало ли что они там, в столицах, удумали? Да и Октябрьская поначалу интереса не вызвала, пока не началась Гражданская война. Но для 13-летнего Аркаши Голикова она означала новую светлую жизнь.
Мальчишка на войне
Осенью 1917-го сонный Арзамас наводнили люди с красными бантами. Ученик реального училища Голиков слушал выступления приезжих ораторов о новой жизни рабочих и крестьян с интересом. Правда, из них выходило, что буржуи и помещики просто так не отдадут власть и за неё придётся воевать. 13-летний Аркашка был только «за». Не так давно он уже бежал на фронт к отцу, воевавшему против кайзера. Мальчишку сняли с поезда, отчитали и отправили обратно.
Теперь он повзрослел, но мечта о фронте осталась. А тут и случай удобный подвернулся. Однажды он увидел в кругу солдат подростка. Подошёл — разговорились. Пашка Цыганок рассказал, что в красноармейцы его приняли как сына полка. Аркадий тут же спросил: «А меня возьмут?!».
Взглянув на шустрого паренька, командир в будёновке уже одобрительно кивнул, но вдруг спросил: «А лет-то тебе сколько?» — «14», — ответил Аркаша. «Э, нет, брат. Я думал, тебе 16. Погоди, успеешь ещё повоевать».
О попытке записаться добровольцем узнала мать Аркаши. Она поговорила со знакомым Ефимом Ефимовым — командиром формировавшегося в Арзамасе полка. Расчёт был прост — сын всё равно сбежал бы, а в полку Ефимова он хотя бы будет под присмотром. Командир назначил его своим адъютантом.
Когда через месяц Ефимов получил пост начальника охраны железных дорог Советской России, то забрал в Москву и смышлёного адъютанта. Здесь 15-летнего подростка назначили начальником связи штаба охраны. Аркадий ездил на военные совещания, где по памяти называл множество цифр и наименований. При таких способностях он мог легко сделать штабную карьеру. Однако по-прежнему рвался на фронт. Ефимов долго не соглашался, но всё-таки отпустил парня на командные курсы Красной армии.
В Киеве, где разместили курсы, за полгода нужно было пройти двухгодичную программу офицерского пехотного училища. Нагрузка была серьёзной, к тому же курсантов часто бросали на прорыв обороны. После серии боёв остаткам курса досрочно присвоили звания командиров. Поздравить их приехал сам нарком Подвойский. Он прямо предупредил: «Многие из вас никогда не вернутся из грядущих боёв». После чего оркестр заиграл похоронный марш.
Через неделю их роту опять направили на прорыв. Ротный командир был убит, и Аркадий взял инициативу на себя: «Вперёд — за нашего Яшку!» Воодушевлённые курсанты пошли в атаку, белые вынуждены были отступить. Бойцы единогласно избрали Голикова новым командиром.
Из командиров в писатели
Воевать 16-летнему Аркадию долго не пришлось. Начальство отправило его в школу командиров «Выстрел». Из-за возраста его приняли слушателем на отделение командиров рот. Но через месяц перевели на курсы командиров батальонов, а ещё через месяц — командиров полков. В Рабоче-крестьянской Красной армии не было званий, но окончив курсы, Аркадий стал, по сути, полковником. Его назначили командиром 4-тысячного полка в Воронеж.
В апреле 1921 года Аркадия направили под Тамбов подавлять Антоновский мятеж. Лидер повстанцев воевал за крестьян, которых большевики замучили продразвёрсткой. В бою со вчерашними землепашцами Голиков, обнажив шашку, на коне ринулся в атаку. Разрыв снаряда вышиб его из седла, отбросив навзничь. В санчасти врач диагностировал у него осколочное ранение ноги и серьёзное повреждение позвоночника. Это ранение впоследствии стало причиной такого серьёзного заболевания, как травматический невроз.
В качестве награды за смелость командарм Тухачевский хотел направить Голикова учиться в Академию Генштаба. Но вместо этого его срочно перебросили в Хакасию — подавлять восстание Соловьёва.
Измученный головными болями, Аркадий много пил и, бывало, творил беспредел в отношении местных. Хотя по сравнению с Тухачевским, травившим крестьян хлором и создававшим концлагеря для их детей, действовал он умеренно. Тем не менее в июне 1922 года ОГПУ завело в отношении Голикова дело, грозившее расстрелом. Но Аркадия суд оправдал. Из Хакасии его убрали, в Академию Генштаба не взяли по состоянию здоровья, а затем и вовсе комиссовали.
Для человека, не понимавшего, как жить мирной жизнью, это была катастрофа. Герой Гражданской снова стая много пить, ещё больше усугубляя болезнь. После запоев его не раз помещали в психиатрическую лечебницу, где от сильных головных болей он резал себе вены. Один из врачей посоветовал ему завести дневник, где Аркадий как-то записал: «Снились люди, убитые мною в детстве». Излагать мысли на бумаге ему понравилось, и он стал выдумывать истории.
Дебютные произведения были довольно неумелыми, но рассказ «Угловой дом», написанный осенью 1925 года под псевдонимом Гайдар, вышел неплохим. О происхождении, псевдонима Аркадий говорил мало. По одной версии, так его прозвали в Хакасии. По другой, Гайдар — это аббревиатура фразы «Голиков Аркадий из Арзамаса».
В ноябре 1925-го Гайдар прибыл в Пермь, где стал сотрудником газеты «Звезда». Здесь он писал фельетоны, а заодно рассказывал читателям о событиях Первой русской революции. Искать информацию в местных архивах ему помогала 18-летняя слушательница партшколы Лия Соломянская. Через месяц молодые стали жить вместе.
Неприкаянный талант
Получив гонорар за первую повесть «Р.В.С», Аркадий отправился в Среднюю Азию. Итогом поездки стала повесть «Всадники неприступных гор». Но ещё до его возвращения в Пермь молодая жена уехала к родителям в Архангельск, где в декабре родила сына Тимура. Причина была проста — на момент зачатия мальчика её муж был далеко. Только когда Тимуру исполнилось два года, Аркадий решил помириться с его матерью и приехал в Архангельск.
Но совместная жизнь складывалась тяжело. Скромный и обаятельный на людях, Гайдар дома был сложным человеком. Он часто пил. А потом, не ведая, что творит, бросался с кулаками на жену. В результате, забрав сына, Лия ушла от него к другому. Гайдар уехал в Хабаровск, где устроился журналистом в газету. Но из-за алкоголизма опять попал в психиатрическую больницу. В 1938 году Соломянскую арестовали. Гайдар, напившись в стельку, позвонил самому наркому Ежову и потребовал отпустить его «Лийку». Ежов пообещал разобраться. Но Лию отпустили только в 1940-м, уже при Берии.
В 1938 году Гайдар приехал в подмосковный Клин, где снял комнату в частном доме. Здесь он познакомился с дочкой хозяина — Дорой Чернышевой и вскоре сделал ей предложение. После свадьбы Союз писателей выделил ему комнату в коммуналке в Москве. Но жалкие гонорары едва позволяли сводить концы с концами. Впрочем, для писателя это было не самой большой бедой.
Его рассказ «Голубая чашка» вызвал гнев жены Ленина и наркома просвещения Надежды Крупской. А после публикации в «Пионерской правде» повести «Судьба барабанщика» вышел циркуляр о её запрете. Другие книги писателя стали изыматься из библиотек и уничтожаться. Понимая, что он под колпаком у НКВД, Гайдар сам стал сторониться друзей и знакомых. Но тут случилось чудо. Старый список писателей, представленных к наградам, неожиданно подписал Сталин. По нему Гайдар получил орден «Знак Почёта». Арестовывать орденоносца чекисты не решились.
Однако в 1940 году, после выхода повести «Тимур и его команда», к Гайдару опять появились претензии. Дескать, своей выдумкой подменяешь пионеров! Скандал дошёл до Сталина, и тот потребовал повесть. Книга понравилась вождю, а Гайдар опять стал «правильным» писателем. По его повести в том же году сняли фильм.
Начало Великой Отечественной войны Аркадий встретил с воодушевлением. Он пришёл в военкомат, но из-за психического заболевания ему отказали в призыве. На войну он попал уже как корреспондент «Комсомольской правды». Но часто менял перо на автомат. Под Киевом полк угодил в окружение. Писатель мечтал сколотить отряд и, как в Гражданскую, бить врага. Но судьба распорядилась иначе — 26 октября 1941 года Аркадий Гайдар был убит у села Лепляво Черкасской области.
Обсудить

Похожие материалы:

Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: