Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Лев Мациевич: Ночной летун

10 август 2018, Пятница
17
0
Смелый авиатор, талантливый инженер, уникальный изобретатель, обожавший время, Лев Макарович Мациевич был одним из первых покорителей неба и внёс огромный вклад в развитие российской авиации.
День 24 сентября 1910 года выдался в городе на Неве солнечным и тёплым. Страна отмечала Всероссийский праздник воздухоплавания, и тысячи горожан собрались на Комендантском аэродроме, чтобы наблюдать показательные полёты аэропланов.
В те годы авиация стремительно входила в моду, и от желающих полюбоваться видами города с высоты птичьего полёта не было отбоя. Пилотов, закованных в кожанки, публика встречала аплодисментами и ободряющими улыбками. Каждому хотелось оказаться как можно ближе к этим мужественным людям и — в случае удачи — побывать на борту «Фармана», «французского чуда» (как его называли в народе). Везло немногим — в основном знатным и влиятельным горожанам, видным политикам и банкирам, высшему офицерству и особам, приближённым к императорскому двору. Каждый взлёт аэроплана сопровождался ликующими криками толпы, а у пассажиров «Фармана» замирали сердца, когда рукотворная птица стремительно набирала высоту и начинала парить над городом.
— Боже, как красив Зимний дворец! Как величественен Казанский собор! Какими замечательными красками осени отмечен Летний сад! — раздавалось на борту аэроплана. Когда «Фарман» приземлялся, на землю сходили поражённые и восторженные пассажиры и горячо благодарили пилота за незабываемые впечатления.
Право на вершину
Среди авиаторов выделялся молодцеватой осанкой Лев Мациевич. Солнце клонилось к закату, когда Лев Макарович после пяти полётов с пассажирами решил совершить последний — одиночный — полёт.
Перед тем как он занял своё место у рычага управления, к нему подошёл адъютант великого князя Александра Михайловича. Великий князь безмерно любил авиацию и благоволил пилотам. Лев Мациевич был его любимчиком. Полковник щёлкнул каблуками и сказал:
— Лев Макарович, великий князь желает вам удачного полёта и просит показать в нём что-то необыкновенное. Как говорится, на закуску! Какой-нибудь новый трюк или то, что вы сами пожелаете. Его высочество будет очень доволен!
Пилот кивнул и через несколько минут ввинтил свой «Фарман» в вечереющее небо. Зрители с замиранием сердца следили за тем, как огромная машина превратилась сначала в лёгкую пчелу, а затем в стремительно летящую по небу точку.
Чтобы удивить великого князя, пилот решил набрать максимально возможную высоту, что ему без труда удалось. Вероятно, Лев Макарович вспоминал в те минуты, как осуществил заветную мечту и пришёл в авиацию, а ещё беззаботное детство, товарищей и отца, который любил повторять: «У каждого человека должна быть своя вершина. Отберите у лучшего его право на вершину, и у вас не останется лучших!».
Впрочем, никто не знает, о чём думал пилот Мациевич в последние мгновения своей жизни.
Новаторский дар
Будущий авиатор Лев Мациевич родился 1 мая 1877 года в селе Александровка Киевской губернии. Его отец служил бухгалтером на сахарном заводе, а мать вела домашнее хозяйство. Прилежный и трудолюбивый Лева рано научился читать и проводил за книгами из домашней библиотеки долгие часы. После школы с отличием окончил механическое отделение Харьковского технологического института. Затем продолжил образование и в 1906 году получил диплом Николаевской морской академии. В молодые годы он слыл одним из видных деятелей украинского национально-освободительного движения, был в числе организаторов политической партии, которая получила название Революционная украинская партия (РУП). Но затем политика отступила на второй план, а на первый — вышла техника.
Уже с 1904 года Лев принимал участие в разработках важнейших военно-морских проектов. Технический склад ума, обширные знания и тонкая интуиция помогли ему создать два проекта противоминных заграждений, решить проблему защиты боевых судов от торпедных атак и разработать проект уникального броненосного крейсера. Лев принимал непосредственное участие в строительстве нескольких боевых кораблей, в частности броненосца «Иоанн Златоуст» в Севастополе. — Но особенно много сделал он для отечественного подводного флота.
В 1907 году Мациевич был назначен наблюдателем за постройкой подводных лодок на Балтийском заводе в Петербурге. И здесь пригодились изобретательский, новаторский дар молодого специалиста и его неугомонный характер. Мациевич разработал 14 проектов подводных кораблей, изобрёл оригинальный универсальный двигатель, с помощью которого лодка могла двигаться как в надводном, так и в подводном положениях. В октябре 1909 года он представил начальнику Морского генерального штаба Российской империи первый в мире проект авианосца, способного нести 25 самолётов. Предложенный Мациевичем проект предусматривал навесную палубу для взлёта и посадки аэропланов, электрическую разгонную лебёдку (прообраз будущей катапульты), которая могла бы выстреливать аппарат с нужной скоростью, и особые тормозные сети (аналог аэрофинишера), предназначенные для погашения скорости самолётов.
В творческом активе Мациевича — проект палубного аэроплана с усиленным шасси и гидроплана, способного взлетать с водной поверхности и приводняться. Известно, что впоследствии американские специалисты использовали наработки Мациевича при проектировании первых авианосцев. Но сам изобретатель испытал горькое разочарование, когда его проекты, намного опережавшие время, российское правительство положило под сукно, мотивируя это отсутствием денежных средств.
Происшествие в воздухе
Особый интерес проявлял Лев Мациевич к летательным аппаратам. Он считал, что в России, с её необозримыми просторами и отсутствием хороших дорог, у авиации прекрасные перспективы.
Мечта о полётах и привела его в 1909 году в Отдел воздухоплавания, возглавляемый великим князем Александром Михайловичем. Вскоре инженер Мациевич подготовил доклад, с которым выступил на заседании Военно-морского кружка в Санкт-Петербурге. Он назывался «О состоянии авиационной техники и возможности применения аэропланов в Военно-морском флоте».
Смелые идеи новатора поддержал великий князь и направил его во Францию, которая в то время занимала лидирующие позиции в авиации. С марта по ноябрь 1913 года Мациевич совершенствовал свои знания и получал практический лётный опыт в авиационной школе знаменитого конструктора Анри Фармана. Лев Макарович быстро освоил новую для себя профессию, летал на различных типах французских аэропланов, получил лицензию пилота, а также подготовил технический отчёт о своём пребывании во Франции и предложение о закупках для России конкретных типов летательных аппаратов.
— Уверен, что в ближайшем будущем я сумею спроектировать и построить отечественный аэроплан, впитавший все достоинства французских и избавленный от их недостатков, — говорил он коллегам.
Возможно, и эту свою фразу вспомнил Лев Макарович, когда его «Фарман» набрал предельную высоту. Но вдруг чувство ликования сменилось тревогой. Раздался треск — это лопнула проволочная диагональная растяжка, её кусок попал в винт, отчего одна из лопастей разрушилась, затем проволока накрутилась на вал мотора, на остатки винта, натянулась, а через секунду лопнули и другие растяжки. Аэроплан потерял жёсткость, клюнул носом, авиатор, отклонив тело назад, чтобы выровнять машину, сорвался с сиденья и выпал из аппарата, который начал стремительно разрушаться прямо в воздухе.
Зрители с ужасом наблюдали, как обломки аэроплана и фигурка лётчика, размахивающего руками, стремительно понеслись к земле. На трибуне, прижав к груди семилетнюю дочь, замерла жена Мациевича — Александра Анатольевна.
Первая жертва
К месту падения пилота первыми подоспели солдаты аэродромной службы и полицейские. Через минуту туда примчалась двуколка Красного Креста, но врачам оставалось лишь констатировать смерть Льва Макаровича.
Эта трагедия вызвала потрясение у всех. Великий князь Александр Михайлович с горечью воскликнул:
— Россия потеряла смелого авиатора и талантливого изобретателя!
Похороны Мациевича прошли при огромном стечении народа. С ним прощались как с национальным героем. Над траурной процессией парил дирижабль «Кречет». Последнее упокоение Лев Мациевич нашёл на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Он стал первой жертвой авиационной катастрофы в Российской империи. Его гибель подтолкнула Глеба Котельникова к изобретению ранцевого парашюта.
На месте гибели Мациевича на бывшем Комендантском аэродроме в 1912 году его друзья поставили памятный знак, сохранившийся до наших дней. На мраморной плите надпись: «На сем месте пал жертвою долга 24-го сентября 1910 года, совершая полёт на аэроплане «Фармана» Корпуса корабельных инженеров флота, капитан Лев Макарович Мациевич».
Под впечатлением трагического инцидента поэт Александр Блок написал стихотворение «Авиатор», которое заканчивалось такими строками:

Зачем ты в небе был, отважный,
В свой первый и последний раз?
Чтоб львице светской и продажной
Поднять к тебе фиалки глаз?
Или восторг самозабвенья
Губительный изведал ты,
Безумно возалкал паденья
И сам остановил винты?
Иль отравил твой мозг несчастный
Грядущих войн ужасный вид:
Ночной летун, во мгле ненастной
Земле несущий динамит?


Автор: Владимир Владимиров
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: