Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12
» » » Серый кардинал. Георгий Маленков был «главным кадровиком» страны?

Серый кардинал. Георгий Маленков был «главным кадровиком» страны?

16 июнь 2018, Суббота
108
0
Из членов сталинской команды об этом человеке известно меньше всех. О нём не говорят, не пишут, а когда пытаются говорить, то выясняется, что и сказать-то нечего. Мемуаров он не оставил, о нём самом никто из современников не рассказывал, а сейчас уже и спросить не у кого. Принято считать его слабой фигурой, ничтожеством на высоком посту. Чем занимался Маленков после войны? Ну как же — сельским хозяйством! Не справился, кстати…
Мог ли быть ничтожеством член Государственного комитета обороны в годы войны? Вопрос даже не риторический, просто нелепый. Их было пятеро, и один из этих пяти — ничтожество? Ну-ну…
Легенды злые…
Если имя Берии окутано злобной ложью, то имя Маленкова — ложью уничижительной.
По тому, как бывший управделами Совнаркома Яков Чадаев отзывался о человеке, можно понять, относился тот к команде Хрущёва или же нет. Микоян, Булганин, Вознесенский, Хрущёв — самые лестные отзывы. Молотов и Каганович («предавшие» в 1957 году) — средненько. Врагов же он втаптывает в грязь, и врагов этих двое. У Берии «всё существо отравлено желчью и наполнено злобой». О Маленкове Чадаев пишет следующее: скрытный человек, занимался интригами, политиканством, стремясь при этом показать себя лояльным и чистосердечным.
«Отнюдь не какие-то обширные познания, организаторский талант или незаурядный ум привели его к вершинам власти, а необычайная ловкость, изворотливость, краснобайство и демагогия, тонкое чутьё, с кем и когда блокироваться… и, наконец, постоянная демонстрация словами и делами личной преданности Сталину… Особый интеллект у Маленкова отсутствовал, а было только жадное стремление к власти и мучительные поиски одного: как ещё ближе втереться в доверие к вождю», — если верить Чадаеву, этого было достаточно, чтобы стать членом ГКО. Что ж, вполне в духе «генеральной линии» хрущёвского пиара: властолюбивый усатый тиран, возвышающий придворных подхалимов. Но теперь-то мы точно знаем, что Хрущёв врал, как дышал, и его команда не отставала от лидера.
Кадры решают всё
Кто же он на самом деле, этот толстый круглолицый человек с очень усталыми глазами?
Родился в 1901 году в Оренбурге, отец — дворянин, мать — мещанка. В 1919-м, окончив гимназию, был призван в Красную армию, воевал на Восточном, а потом на Туркестанском фронте, в 1920 году вступил в РКП(б), был политработником. Тогда же женился — один раз на всю жизнь. В 1921 году поступил в МВТУ на электротехнический факультет — это к вопросу об «интеллекте». Чадаеву такой вуз и не снился.
В МВТУ Маленков скоро стал секретарём парторганизации, где вместе с ним работали Сабуров, Первухин, Малышев. Эти люди впоследствии станут капитанами советской промышленности, а вот судьба Маленкова вскоре поменяет курс.
Но сначала была партдискуссия 1927 года — последний открытый бой оппозиции против сталинской линии. Вот что вспоминает один из участников дискуссии: «Маленков… организовал многочисленные шайки из партийно-комсомольского хулиганья. Специально натасканные Маленковым и снабжённые палками, камнями, старыми галошами, тухлыми яйцами и т.д., эти шайки, именуя себя «рабочими дружинами», срывали дискуссионные собрания, забрасывали выступавших оппозиционеров камнями, галошами и т.д., разгоняли их собрания, орудуя палками». Эти отряды получили в среде оппозиции кличку «СББ» — «сталинские батальоны башибузуков» (впрочем, сторонники оппозиции вели себя примерно так же — весёлая была партдискуссия, ничего не скажешь).
Завершив этим блестящим росчерком свою студенческую карьеру, Маленков уходит на работу в ЦК, где растёт по службе с огромной быстротой. В 1934 году он становится заместителем заведующего отделом руководящих партийных органов, а в 1936-м — его начальником. Он проводит кампанию по обмену партийных документов, в ходе которой были составлены 2,5 миллиона досье — на всех членов партии и кандидатов, составлявших кадровый резерв Советского Союза. Работа его оценена высоко, выше не бывает — в марте 1939 года именно Маленков становится заведующим Управлением кадров ЦК ВКП(б) и секретарём ЦК, заняв одну из ключевых должностей в стране.
У нас много говорят о сталинских кадрах, но ведь их, эти кадры, надо было найти, поставить на нужное место, определить способности и возможности каждого. (Кстати, первым «главным кадровиком» страны был Свердлов, вторым — сам Сталин.) Подлинный взлёт кадровой работы, триумф сталинской кадровой политики начался во второй половине 1930-х годов, у этого взлёта есть имя, отчество и фамилия, и мы их теперь знаем.
Если и существовал в СССР «серый кардинал» и «тайный советник вождя» — это мог быть только кадровик. От кадров в Советском Союзе зависело всё. Абдурахман Авторханов в книге «Технология власти» писал: «Нынешняя КПСС — детище двух людей: Сталина и Маленкова. Если Сталин был её главным конструктором, то Маленков — её талантливый архитектор».
Тандем героев
Что касается человеческих качеств, то воспоминаний о Маленкове сохранилось крайне мало — он не поражал воображение, а о не поражающих воображение чиновниках кто станет писать? Даже если от них зависит судьба страны…
Но всё же кое-что нашлось. Дмитрий Жимерин, бывший во время войны наркомом электростанций, оставил краткую характеристику: «Маленков — несомненно, одарённый человек. Несмотря на его тучность, был энергичный и взрывной. Понимал всё с полуслова и работал буквально за двоих. Много раз… мне приходилось наблюдать за его реакцией, быстрой и в основном правильной. Думаю, что Сталин держал его на таком высоком посту не случайно и не зря. Он знал, что если он Маленкову что-то поручает, то тот обязательно это выполнит».
А ещё Жимерин характеризует Маленкова как исключительно вежливого и тактичного человека. Ему вторит бывший в войну начальником Управления военных сообщений Иван Ковалёв, которого в мае. 1941 года выдернули из кабинета начальника Северо-Западной железной дороги и отправили служить в наркомат государственного контроля, против чего Ковалёв категорически возражал. «Маленков не был бы Маленковым, если бы не попытался смягчить моё огорчение. Он сказал:
— Иван Владимирович! Мировая война уже ходит вокруг нас. Нам бы настроиться на неё. Переменить психологию. А у нас с вами мирные рассуждения — кому и в каком ведомстве служить. А задача выходит далеко за ведомственные рамки…». И пошёл далее уговаривать в том же духе. Берия бы просто рявкнул.
Кстати, о Берии. Примерно с начала войны эти двое, как в детском стишке, «ходят парой» по советскому оборонному комплексу. Главный менеджер «оборонки» — и главный кадровик. Дмитрий Юрьев в статье «Георгий Маленков — тайный организатор советского ракетостроения» пишет: «Кажется, это были две любимые сталинские рабочие лошадки, раскрутившие советскую военно-промышленную машину во время войны, работавшие вполне дружно и как бы симметрично. То есть если Берия руководил производством танков, то Маленков — самолётов, если Берия заведовал разработкой атомного боезаряда, то Маленков средствами его доставки — Ту-4 и ракетами. Кстати, и звания героев соц. труда они получили в один день. Государственные проекты без особых проблем переходили из ведения одного другому…».
Отчасти так и было — но всё же у каждого из них имелись основная работа и дополнительные нагрузки. И если у Берии основной нагрузкой была «оборонка», дополнительной — НКВД (и далее по убывающей куча поручений), то Маленков был все же прежде всего кадровик, потом уже «оборонщик» (ну и куча поручений — куда ж без неё?). Впрочем, гением производства он не был — не его стезя. В «оборонке» сферой ответственности Маленкова являлась авиация, и кончилось это в 1946 году громадным скандалом с поставкой на фронт бракованных самолётов (так называемое дело авиапрома). После скандала Маленкова от авиационных дел отстранили — впрочем, почти сразу назначив председателем двух специальных комиссий, по радиолокации и по ракетному делу, а также заместителем председателя оперативного бюро Совета Министров (председателем был Берия). К 1948 году они поделили сферы ответственности. Оборонные работы сосредоточились в руках Берии, а Маленков вернулся на партийный олимп, где без него было уже не обойтись. Ближайший соратник Сталина по партии Жданов был тяжело болен и уже не работник (как оказалось, жить ему оставалось считанные месяцы). Преемник Маленкова на посту начальника Управления кадров Кузнецов-«ленинградский» крутил какие-то тёмные дела и вовсю поговаривал о создании компартии РСФСР. Избавиться от последствий кузнецовской кадровой политики так и не удалось. Вполне возможно, что именно двухлетнее отсутствие Маленкова в кадровом управлении стало той ошибкой Сталина, которая привела сперва к государственному перевороту 1953 года, а потом, в конечном итоге, к краху социализма и развалу СССР.
Жизнь в обмен на молчание
К началу 1950-х годов Маленков стал одним из наиболее приближённых заместителей Сталина и, наряду с Берией и Булганиным, получил право подписывать за вождя документы Совнаркома. По сути, где-то с 1950 года вся оперативная работа по управлению государством (кроме армии и МИДа) лежала на плечах Маленкова и Берии. Тандем явно и откровенно выходил на первое место в государстве. Берия — главный по экономике, Маленков — главный по партии (на XIX съезде ВКП(б) именно он читал отчетный доклад). Так что в том, что эти двое после смерти Сталина заняли два первых места на государственной верхушке, нет ничего удивительного. Почему председателем Совета Министров стал именно Маленков? Тоже понятно: он был представителем титульной нации, а то можно было бы и монетку кинуть.
На первом же закрытом заседании Президиума ЦК КПСС Маленков заявил, что необходимо прекратить политику культа личности и перейти к коллективному руководству страной. Никакой революции в этом не было, и к «критике культа личности» образца 1956 года это ни малейшего отношения не имело. Сказанное означало лишь, что в новом руководстве не было второго Сталина. Перефразируя известную поговорку, не стало личности, нет места и культу.
И это на самом деле так. После марта 1953 года у страны не было одного руководителя. Председателем Совмина являлся Маленков, но партийную власть он при этом отдал Хрущёву. Берия считался заместителем Маленкова, однако в делах Совмина был явно сильнее.
А потом были переворот 26 июня и восстановление «культа личности» — правда, на сей раз в виде фарса.
Зачем Хрущёв выступил против Берии — понятно: МВД вплотную подобралось к его участию в заговоре Кузнецова. А Маленкову это зачем понадобилось? Ему-то что грозило или чего не хватало? Впрочем, а кто сказал, что он выступил? Хрущёв? Но Хрущёв, как уже говорилось, врёт, как дышит. А на самом деле участие Маленкова в заговоре против своего друга и напарника вовсе не есть факт.
Среди разнородной информации о 26 июня промелькнула одна любопытная деталька. Когда Серго Берии сообщили, что у них дома идёт стрельба, его начальник, заместитель Берии по спецкомитету Ванников, принялся звонить Маленкову — но у того не отвечал телефон. А ведь Ванников не соседу по даче звонил, а первому лицу государства, телефон которого должен отвечать в любое время дня и ночи. А если не отвечал — значит, был выключен. А если выключен телефон у главы государства — что это означает? Правильно: это один из признаков государственного переворота.
Впоследствии Маленкова то ли убедили, то ли заставили примкнуть к разыгрываемой победителями игре с якобы арестом Берии (в любом случае, это был вынужденный шаг, на кону стояла судьба страны). Какое-то время он ещё оставался председателем Совета Министров, хотя реальная власть принадлежала уже совсем другим людям. В феврале 1955 года он уступил этот пост верному соратнику Хрущёва Булганину, став его заместителем и министром электростанций. После попытки снять Хрущёва в 1957 году победитель расправился с Маленковым так жестоко, как ни с кем. Его отправили сперва в Усть-Каменогорск директором ГЭС, а потом ещё дальше, в крохотный степной городок Экибастуз, на должность директора ТЭЦ. Фактически это была ссылка, хотя и без приговора суда.
В 1961 году Маленкова исключили из партии и отправили на пенсию, оставив при этом в Экибастузе. Лишь в 1968 году ему было позволено перебраться в Москву. Жил он в столице тихо, ничего не требовал, мемуаров не писал, даже с соратниками почти не виделся, и умер в 1988 году, унеся с собой все свои тайны.
Автор: Елена Прудникова
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: