Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12
» » » Упрямый гетман. Павел Полуботок стал жертвой бюрократических интриг?

Упрямый гетман. Павел Полуботок стал жертвой бюрократических интриг?

09 апрель 2017, Воскресенье
344
0

Павел Полуботок родился в семье знатного казака Леонтия Артемьевича Полуботка на хуторе Полуботовка (ныне поселок Шрамковка в Черкасской области). Его отец последовательно служил писарем и сотником в Черниговском полку, а впоследствии - бунчужным, генеральным есаулом и переяславским полковником.

В 1670-х годах будущий гетман Павел Полуботок учился в знаменитой Киево-Могилянской академии, а по ее окончании служил в Войске Запорожском как значковый товарищ (низший титул значкового войскового товарищества, введенный в Гетманщине во второй половине XVII века) в Черниговском полку. В это же время Павел удачно женился на племяннице тогдашнего гетмана Ивана Самойловича - Евфимии. Брак их был счастлив, у четы Полуботок было 5 детей: Андрей, Яков, Елена и две Анны.

Череда неурядиц

Но в 1692 году Леонтий Полуботок и его сын попали в немилость к новому гетману Ивану Мазепе-Колединскому. Было это связано с делом монаха Соломона, который от имени Мазепы посылал письма к польскому королю Яну Собесскому. По мнению самого Мазепы, за этим стоял бывший гадячский полковник Михаил Самойлович, родственник Полуботков. Гетман небезосновательно подозревал, что сам Леонтий Полуботок хотел занять его место. Монаха-провокатора казнили, Михаила Самойловича сослали в Сибирь, а Полуботки были отданы под суд, который лишил их должностей и ранговых «мает-н остей».

Однако спустя некоторое время гетман сменил гнев на милость, и когда умер черниговский полковник Ефим Лизогуб, то его место в 1705 году занял Павел Полуботок.

В 1708 году московскому царю Петру I понадобилось назначить нового гетмана вместо Мазепы-Колединского. Называлась кандидатура Полуботка. Но царь Петр I еще до «выборов» отверг его на том основании, что «этот очень хитр; он может Мазепе уподобиться». 6 ноября 1708 года на так называемой Глуховской раде (проходившей в городе Глухове) наскоро собранные казаки и 4 левобережных полковника (из 12) провозгласили гетманом Ивана Скоропадского.

Правда, в качестве компенсации царь пожаловал Полуботку некоторые поместья самого Мазепы-Колединского, его племянника Ивана Обидовского и генерального писаря Филиппа Орлика. Этим царь убивал сразу двух зайцев: смягчал возможное недовольство несостоявшегося гетмана и одновременно превращал его в личного врага «мазепинцев».

Так Павел Полуботок стал одним из богатейших людей Гетманщины. Ему принадлежали более 2 тысяч крестьянских дворов, усадьбы в Чернигове, Гадяче, Любече, Лебедине и других городах. На принадлежащих ему землях он развил кипучую хозяйственную деятельность: строил мельницы, заводы и мануфактуры, торговал зерном и табаком, чем еще более умножал свое богатство.

При этом черниговский полковник был лоялен московскому царю. В 1720-1721 годах именно он возглавил отряд казаков в 10 тысяч человек, которые отправились на север для строительства Ладожского канала. Из-за неблагоприятного климата, тяжелой работы и скверного снабжения казаки страдали от болезней, многие из них умерли.

3 июля (по старому стилю) 1722 года престарелый гетман Иван Скоро-падский умер. Генеральная старшина на следующий же день избрала Павла Полуботка наказным (временным) гетманом и обратилась к новоиспеченному императору Петру I с просьбой о разрешении выборов нового гетмана Войска Запорожского.

Война с Малороссийской коллегией

Эта просьба настигла Петра I в походе: по окончании Северной войны со Швецией Петр начал войну южную - с Персией. Но император не спешил назначать выборы гетмана. Его давнишним желанием было упразднить гетманство как таковое - и лишь нечаянная «измена» Ивана Мазепы-Колединского заставила Петра I отложить на время эти планы. Смерть Скоропадского давала возможность ликвидировать институт гетманства по-тихому, спустив дело о выборах нового гетмана «на тормозах». Власть в Гетманщине должна была перейти к так называемой Малороссийской коллегии, учрежденной незадолго до смерти Скоропадского и состоявшей из 6 российских офицеров, чьи полки квартировали в Гетманщине.

Поэтому император в ответном письме поблагодарил старшину за верную службу и... издал именной указ о новых налогах на пчельников и табачное производство в Гетманщине. Полуботку же и генеральной старшине предписано было никаких указов и универсалов по важным делам без разрешения Малороссийской коллегии к полковникам не посылать. Вопрос о выборах гетмана царь отложил к моменту своего возвращения из похода, надеясь, что к тому моменту все уже решится само собой.

Но наказной гетман не понял царского замысла и вступил в открытое противостояние с Малороссийской коллегией.

Изначально Малороссийская коллегия была только апелляционной инстанцией по судебным делам - в ней можно было обжаловать любое решение Генерального суда и даже самого гетмана. Позже полномочия коллегии были расширены еще больше: она стала устанавливать и собирать налоги, расквартировывать российские полки на землях Гетманщины, распределять земельные владения и т.п. 

Президент коллегии Степан Вельяминов рьяно взялся за дело - и сам выпустил универсал, призывая местное население жаловаться на старшину и знатных казаков. А Полуботку Вельяминов без обиняков заявил: «Я... президент, а ты что такое передо мною? Ничто! Вот я вас согну, что и другие треснут».

В ответ 19 августа 1722 года Павел Полуботок со старшиной выпустил собственный универсал, призывающий население к повиновению, а власть имущих на местах - к воздержанию от злоупотреблений: «...Абы пани полковники, панове старшина полковая, сотники, державци духовые й свщюе, атамани й npoqie урядники й отнюдь нихто не дерзали козаков до приватних своих работизн принуждати». Судебные решения должны были выноситься не единолично, а «общесовгстно, по истине, як право и самая слушность указывает...»

И генеральная старшина, и Малороссийская коллегия начали обвинять друг друга в самоуправстве и нарушении императорских указов.

Надо думать, что Петра I раздражала эта бюрократическая война. Поэтому он вызвал в столицу Полуботка, а также генерального судью Ивана Черныша и генерального писаря Семена Савича.

Началось разбирательство.

Принципы превыше всего

Поначалу наказного гетмана приняли в Санкт-Петербурге хорошо. Но по мере того, как шло расследование, тучи над ним сгущались. В Тайной канцелярии разбирали самые мелкие проступки наказного гетмана - например, что он якобы забрал 23 воза сена у некого попа Гаврилы. Полуботок даже послал на родину письмо, приказывая старшину срочно помириться с теми, кого обидели, чтобы не дать никому повода к обвинениям.

Но, как ни старался Полуботок, гром все равно грянул. 10 ноября 1723 года после церковной службы к царю пробился посланник от миргородского полковника Даниила Апостола и оставшейся на Украине казацкой старшины. Звали этого смельчака Иван Романович. Он подал два обращения (так называемые Коломацкие челобитные), в которых излагалась просьба разрешить выборы полноценного гетмана и отменить налоги, введенные Малороссийской коллегией.

Государь сильно разгневался на упрямство Павла Леонтьевича и его подчиненных и тут же приказал заточить наказного гетмана и сопровождавших его старшин в Петропавловскую крепость, а заодно и челобитчиков. Так полковник Апостол, потерявший глаз в Персидском походе и награжденный лично императорским портретом для ношения на груди, также попал в Петропавловский каземат.

Полуботка обвинили в измене и сговоре с Филиппом Орликом - хотя доказательств так и не было предъявлено. «Дело Полуботка» тянулось долго, пока в декабре 1724 года пожилой гетман не почил в бозе, так и не дождавшись суда.

«История русов» утверждает, что незадолго до смерти Полуботок говорил Петру I: «За невинное страдание мое и моих ближних будем судиться от общего и нелицемерного Судии нашего, Всемогущего Бога, и скоро пред Ним оба предстанем, и Петр с Павлом там рассудятся».

Говорил ли точно эти слова Павел Леонтьевич -неизвестно. Но не прошло и двух месяцев, как и сам император скончался.

Нет сомнения, что Полуботок был мужественным человеком. Он мог бы уступить всесильному императору - и у него остались бы и деньги, и власть, и формальный титул, и жизнь. Однако он предпочел умереть в каземате, но не поступиться принципами.

Лишь через два года новый царь, Петр II, по политическим причинам, разрешил-таки выборы нового гетмана. Им стал Даниил Апостол, соратник Павла Полуботка.

Андрей Подволоцкий

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: