Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12
» » » Агустин де Итурбиде : точка пули в истории империи

Агустин де Итурбиде : точка пули в истории империи

21 май 2015, Четверг
793
0

В начале XIX века Мексика, как и вся Латинская Америка, боролась за независимость. Среди борцов попадались мученики и герои. Такие как католический священник Мигель Идальго. Но его убили. Героев всегда убивают первыми.

Католический священник, один из самых известных людей Мексики, стал героем и погиб за свои идеалы. А вот Агустин де Итурбиде, невзирая на свою профессию, был не то чтобы героем. Он был полковником испанской армии. И подавлял всякие антииспанские выступления. Борцов за независимость он называл бандитами. Короче говоря, он зачищал Мексику от бандформирований.

А потом передумал и сам возглавил бандформирование. И освободил Мексику. Он командовал войсками, поэтому вся власть оказалась в его руках.

Цезарь перешел Рубикон

Мексика не слишком процветала. С Испанией больше не торговали, а торговлю с другими странами еще не наладили. Бюджет страны был маленький, к тому же весь он тратился на содержание армии, чиновников и самого Итурбиде.

Итурбиде созвал конгресс и выступил на его открытии. Он выразил надежду, что конгресс «ограничит свободу», дабы она «не выродилась в распущенность». А в конгрессе боролись три группировки - бурбонисты, итурбиди-сты и республиканцы.

Бурбонисты хотели установить монархию и пригласить на мексиканский трон кого-нибудь из испанских Бурбонов. Можно даже короля Фердинанда VII. Лишь бы Испания и Мексика жили порознь.

Республиканцев было очень мало. О республике они особо и не заикались. Они поддерживали бурбонистов. Потому что Бурбоны далеко, а Итурбиде рядом. А значит, вреда от него больше.

Но Испания отказалась признать независимость Мексики. И бурбонисты прекратили свое существование. А республиканцы усилились.

Итурбиде и конгресс враждовали. Итурбиде, ссылаясь на какие-то документы, заявил, что в конгрессе есть предатели. Тогда как раз вошло в употребление понятие «мексиканская нация». Выходит, в конгрессе были национал-предатели.

Конгресс возмутился. Спикер конгресса воскликнул: «Цезарь перешел Рубикон!» Депутаты рукоплескали.

Хотя, по признанию очевидца, «большинство депутатов не знало, что такое Рубикон, и понятия не имело, почему Цезарь перешел его». Ну и ладно. Можно подумать, наши депутаты знают, зачем Цезарь Рубикон перешел.

А генерал против!

Вскоре некий сержант Марч поднял мятеж. При полном одобрении Итурбиде. Солдаты вышли на улицы с лозунгом «Да здравствует Агу-стин I, император Мексики!» К солдатам присоединились ле-перос - городская беднота и люмпены.

Депутаты собрались на заседание. Кворума не было, зато в зале было полно солдат и леперос. Кто-то из депутатов попытался робко протестовать. Сторонники Итурбиде пообещали перерезать несогласным глотки.

Делать нечего - Агустина де Итурбиде провозгласили императором Агустином I. «Да не случится так, чтобы я когда-либо забыл, что монарх для народа, а не народ для монарха», - заявил император, когда приносил присягу. Поначалу они все так говорят. А потом забывают.

Конгресс продолжал кочевряжиться. Император арестовал самых строптивых депутатов, а потом и вовсе разогнал конгресс. Хотя он считался конституционным монархом.

Мексиканцы жили все хуже, а власти у императора становилось все больше. Это не всем нравилось. Командир гарнизона Веракруса генерал Антонио Лопес де Санта-Анна поднял мятеж. Он тоже не был героем. Просто его хотели отправить в отставку. Вот он и взбунтовался.

Вслед за ним взбунтовались в других местах. Всех подавили, а Санта-Анну нет.

Вдруг случилось непредвиденное. Войска, которые осаждали Веракрус и Санта-Анну, договорились с Санта-Анной. Надо, мол, созвать новый конгресс.

- Очень хорошая идея, -решили мексиканцы и забыли про императора Агустина I. Гарнизоны один за другим переходили на сторону восставших.

Агустин I остался в полном одиночестве и отрекся от престола. «Люди несправедливы к своим современникам», - заявил экс-император.

Современники посадили экс-императора на английский фрегат и отправили в изгнание, назначив ему пенсию - 25 тысяч песо в год.

Видимо, пенсия показалась Агустину маленькой. Пожив немного в Италии и Англии, он решил вернуться. Думал, что его встретят с распростертыми объятиями. Как Наполеона, вернувшегося с острова Эльба.

Агустина встретили без распростертых объятий. Его арестовали и расстреляли. Поскольку конгресс объявил его вне закона. Правда, Итурбиде об этом не знал. Но мексиканцы рассудили, что незнание закона не освобождает от ответственности.

Так закончилась история Первой Мексиканской империи. Потом - через 40 лет - будет еще и Вторая Мексиканская империя с императором Максимилианом. Этого императора тоже расстреляют.

Потому что не надо объявлять себя императором. Лучше довольствоваться постом президента. Скажем, Санта-Анна занимал этот пост 11 раз. И его не расстреляли. Он умер в нищете. Потому что лучше всего вообще никаких постов не занимать.

Глеб Сташков

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: