Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Гурченко и Кобзон: Сорок лет молчания

02 июнь 2018, Суббота
461
0
Певец и актриса, самая красивая звёздная пара СССР, прожили в браке всего три года, но расстались врагами. Только теперь стали известны подробности их развода, которого, как оказалось, и не было вовсе. Кажется, что у звезды «Карнавальной ночи» и певца №1 советской эстрады не могло быть ничего общего. Они могли быть счастливы вместе, но все сложилось иначе.
Впервые Людмила Марковна и Иосиф Давыдович встретились в 1964 году на мероприятии во Всесоюзном театральном обществе, после демонстрации французского фильма «Шербурские зонтики». Мимолётное знакомство не выходило у Иосифа из головы, и он, с трудом добыв заветный телефон, позвонил актрисе и пригласил её в ресторан. Их роман был больше похож не на сплошную, а на пунктирную линию: у него гастроли и концерты, у неё перелёты и съёмки. К тому же накануне своих 30 лет Люся пережила уже третий развод, воспитывала дочь Машу от предыдущего брака и вступать в новые отношения не спешила.
Однажды, сразу после новогодних каникул, Гурченко приехала на гастроли к Кобзону: поддержать молодого, но уже популярного певца. Администрация Дворца спорта города Куйбышева, где проходили выступления, воспользовалась случаем и пригласила Людмилу принять участие в концертах и спеть несколько песен. Со свойственным ей кокетством, как бы нехотя Гурченко согласилась. А внутренне ликовала: в тот момент предложений сниматься у неё не было, а выступать на эстраде она только мечтала. Да к тому же можно остаться рядом с Иосифом: он успешный, красивый, поклонниц хоть отбавляй, мало ли что… Нужен контроль.
Гастрольный брак
После удачного совместного выступления пара поехала в ресторан, а затем в местную гостиницу. Однако свободных одноместных номеров в ней не было, а селить в двухместном нерасписанную пару по советским законам не разрешалось. Иосиф позвонил директору филармонии: так, мол, и так, ситуация неприятная, отменяйте гастроли — мы уезжаем. Директор пригласил их переночевать у себя дома. Делать нечего — согласились. Гурченко всё ещё не могла успокоиться, и тогда Кобзон принял решение: «Придётся сделать из тебя человека!». По его просьбе директор позвонил заведующей загсом с просьбой об одолжении. Наутро Людмилу с Иосифом официально расписали. Очевидцы вспоминают, что, несмотря на ночную истерику, невеста была чудо как хороша: вишнёвый бархатный костюм, красиво уложенные волосы…
Когда пришло время ставить штамп о семейном положении, в паспорте невесты не досчитались нужных листов. Под угрозой отмены регистрации Людмила Марковна с недовольным лицом извлекла из сумочки две вырванные и уже сильно смятые страницы. На них была запись о регистрации предыдущего брака актрисы.
Когда все формальности были соблюдены, отмечать рождение новой семьи поехали в ресторан. Затем молодожёны отправились селиться в ту же гостиницу, где их накануне не приняли.
По существовавшим тогда советским меркам этот брак можно было считать идеальным. Две звезды находились на пике популярности, они могли создать образцовую семью с высокими культурными запросами. Многим поклонникам таланта Кобзона и Гурченко казалось, что этот брак будет долгим и счастливым. Так думали и они сами, однако…
«Рожать? Ни за что!»
Романтический налёт гастрольной жизни быстро слетел, и начался быт — жёсткий, неумолимый, всепоглощающий. Людмила была патологической чистюлей и аккуратисткой. Иосиф, как и многие мужчины, считал, что порядок — это мелочь, которой можно пренебрегать, чем бесил свою нервную супругу, все чаще и чаще закатывавшую ему скандалы.
Это было сложное для актрисы время — и в личном, и особенно в профессиональном плане. После успеха «Карнавальной ночи» сниматься почти не приглашали, а если и звали, то на очень маленькие роли, которые Людмила Марковна считала неподходящими. А она уже привыкла к славе, успеху… Началась затяжная депрессия. Ставка на связи Кобзона также не сыграла: его приглашали, а её — нет. Своё горе Гурченко начала глушить алкоголем. Забросила даже маленькую дочь. Впрочем, её воспитанием актриса всегда занималась мало. В итоге в первый класс Машу повёл отчим. К счастью, с падчерицей Кобзон быстро нашёл общий язык и даже подружился (три года девочка называла его отцом!). Он любил детей и хотел, чтобы у них с Люсей непременно был общий ребёнок. «Рожать?! Ни за что!» — бросила ему супруга.
Наверное, Иосифу следовало поддержать любимую морально, да и похлопотать о её карьере, замолвить словечко перед своими многочисленными высокопоставленными друзьями было бы нелишним. Но он занимался собственными делами. А она была слишком гордой, чтобы попросить о помощи. Непонимание и взаимные обиды росли как снежный ком.
Талант без признания чахнет
На фоне постоянного признания заслуг Кобзона невнимание жюри всевозможных конкурсов и фестивалей, различных худсоветов к Гурченко действительно обижало высокопрофессиональную актрису, которая даже в годы забвения нет-нет да и могла блеснуть. И как!
В 1964-м, в год их знакомства, когда Кобзон приобрёл всесоюзную известность после исполнения песни Аркадия Островского «А у нас во дворе», Людмила — в «Современнике» (!), у Олега Ефремова — блистательно исполнила роль Роксаны в «Сираноде Бержераке». Потом — на той же сцене — была роль Танечки в «Вечно живых» Розова (и, как знать, не проникновенная ли игра Людмилы Гурченко подтолкнула Михаила Калатозова снять по этому розовскому произведению легендарный фильм «Летят журавли») и, конечно же, главная роль Веры Арсеновой в фильме Станислава Говорухина «Белый взрыв» — о борьбе советской спецгруппы с бойцами немецкой дивизии «Эдельвейс» в горах Кавказа. И звание заслуженной артистки РСФСР Гурченко получила раньше мужа, в 1969 году, а Кобзон — только в 1973-м (правда, ещё в 1964-м он стал заслуженным артистом Чечено-Ингушской АССР).
В 1966 году году Иосиф Кобзон становится лауреатом Всесоюзного конкурса исполнителей советской песни и лауреатом Международного конкурса эстрадной песни в Венгрии, в 1967-м — лауреатом международных конкурсов эстрадной песни в Польше и Германии, в 1968-м — получает третью премию и лауреатское звание на конкурсе «Золотой Орфей» в Болгарии. У него выходит семь дисков подряд: «Поёт Иосиф Кобзон» (1967), «Песни А. Островского» (1968), «Нефтяные короли» (1968), «Песни нашей Родины» (1969), «Поёт Иосиф Кобзон» (1970), «Песни Я. Дубравина» (1970), «Спасибо тебе, дорогая» (1970).
Театр всё-таки для избранных зрителей, эстрада — для всех. И будь ты хоть новая Комиссаржевская, но для устойчивой популярности таких песен, как «Пять минут», должен быть как минимум диск. А его у актрисы не было.
Бурный темперамент Люси не позволял ей смириться ни с феерическим успехом мужа, ни стем, что его окружала восторженная толпа молоденьких поклонниц. Она ревновала, и ревновала фомко: с истериками, битьём посуды. Но говорят, что не без причины: наслаждаясь свободой во время частых гастролей, верность супруге Кобзон мог и не хранить. Впрочем, каждый раз он возвращался к своей Люсе: найти равную ей было трудно.
При всём своём несносном характере, Гурченко обладала чувством стиля и вкуса, свойственными только ей манерами. Она вела себя то как утончённая аристократка, то словно торговка. Была в ней какая-то загадка, которая буквально сводила мужчин с ума. Актёрским талантом природа наградила её щедро, но скрыть своего разочарования в Кобзоне Люся не сумела (много лет спустя в книге «Люся, стоп!» Людмила Гурченко написала следующие строки: «Ему так нужен был рядом режиссёр его внешности, репертуара. Большие возможности не заменят вкуса, стиля. Те считанные дни за три года принесли такую головоломку»). А он, уязвлённый, начал её унижать, и бил исключительно по больному месту: мол, какая же ты актриса — кому ты нужна? Тебя и сниматься-то давно не приглашают!
Иосиф пожалел потом о брошенных в минуту гнева словах, но было поздно. Люся собрала чемоданы и ушла. Унижать себя она не позволит никому! Близкому другу в те дни Иосиф пожаловался: «Люся сильная женщина. Она как мужик! А два мужика в одном доме не уживаются». Что тогда произошло в стенах их квартиры, не знает никто.
Либо — всё, либо — ничего
Почему две звезды СССР, одинаково любимые народом, чей брак считался образцовым, расстались так, что потом не разговаривали 40 лет?
Одни говорят, что причиной распада их семьи были постоянные измены, причём с обеих сторон. Как яркие личности они любили тянуть одеяло на себя. Между ними было сильное сексуальное притяжение. Позже Кобзон признавался, что они с Люсей были потрясающими любовниками. «У нас секс происходил везде, где мы только находили друг друга. В поле, степи, в коридоре… Где угодно!» — вспоминал Иосиф. Правда, такой накал чувств часто выливался в ожесточённые ссоры. Они будто бы мерялись силами, делили власть. Кобзона злило то, с какой лёгкостью Гурченко переключала внимание любой компании на себя. А ещё он жутко её ревновал.
Люди, близко общавшиеся с супругами, рассказывали, что актриса не раз ходила с тщательно замаскированными синяками. В одном из интервью Кобзон на прямой вопрос, бил ли он бывшую жену, ответил: «Не бил. Каким же должен быть мужчина, который бьёт такую хрупкую женщину, как Гурченко? Другое дело, она единственная женщина, на которую я поднимал руку в своей жизни. Есть такое слово — пощёчина».
С другой стороны, Гурченко сама была страшной ревнивицей. Ещё бы! Такой красивый, статный мужчина. Толпы поклонниц. И каждая готова на все. Тем более что их жизнь проходила в постоянных разъездах. Она уезжала на съёмки, он — на гастроли. Естественно, что находились «добрые» люди, которые доносили о каких-то дорожных приключениях, увлечениях, романах… Это вызывало раздражение обеих сторон. Кроме того, Люся категорически отказывалась общаться с родителями Кобзона. Ну не могла она простить, что там её приняли настороженно — мол, она не из тех, кто способен посвятить себя мужу без остатка и вести хозяйство. А однажды Гурченко уехала на съёмку и присматривать за дочерью оставила свою подругу — актрису театра Моссовета Татьяну Бестаеву. Говорят, что у Иосифа с Татьяной завязался бурный роман. Они даже поехали отмечать Новый год в загородный пансионат. Отдали ребёнка родителям и укатили веселиться.
Когда Гурченко вернулась со съёмок, ей эту любовную историю преподнесли во всей красе. Что творилось в душе актрисы — страшно представить… Её буквально колотило. Хорошо, что Кобзон в тот момент был на гастролях, и пообщаться они смогли лишь по телефону.
Как вспоминал Кобзон, Люся позвонила и нецензурно орала в трубку, что он такой-сякой. Он бросил трубку.
Разошлись они тоже с диким скандалом — говорят, что, приревновав, Иосиф её ударил, — и до конца своих дней так и не помирились. Свою страстную натуру Гурченко не усмирила. Ещё есть версия, что звёздная пара просто устала выяснять, кто из них более успешный и талантливый. Вообще в отношениях с близкими Людмила Марковна всегда хотела быть главной. Она любила, когда ей отдавали все — любовь, силу, энергию, заботу.
Возможно, их брак мог бы спасти ребёнок. Но Гурченко не могла себя представить в роли матери. Она даже единственную дочь вычеркнула из жизни. Девочке с шести лет самой приходилось ходить за продуктами и оставаться дома одной дотемна. Актриса судилась с дочерью из-за квартиры матери. Даже спустя много лет, когда дочь и внучка Гурченко решились пойти навстречу великой актрисе и помириться с ней, Людмила Марковна категорически отказалась встречаться со своей роднёй. На свою правнучку Таисию артистка не захотела даже взглянуть.
Она жила другим. И такие женские радости, как материнство, ей были чужды.
Как было на самом деле, мы уже, скорее всего, никогда не узнаем. Ведь свою тайну Людмила Марковна унесла в могилу, а Иосиф Давыдович комментировать их развод категорически отказывается. А может, и правильно: это просто неблагородно, вторая-то сторона уже ответить не может.
Прощай, но не прости
Их непростой брак продлился три года. Но ирония судьбы в том, что он так и не был расторгнут. Документы на официальный развод пара не подавала. Кобзон был занят творческой деятельностью (а может, втайне надеялся, что Людмила все же к нему вернётся), а Гурченко, вероятно, решила этот вопрос в своей неповторимой манере, выдрав из паспорта ещё одну страницу.
После разрыва Кобзон сделал попытку примирения: на одном из светских раутов подошёл к бывшей жене поздороваться, но в ответ услышал шипение: «Ненавижу!». Значит, всё ещё любит — сделал он вывод, но больше с Гурченко не общался. Годы летели, но актриса избегала общих с Кобзоном мероприятий, а выступать на одной сцене если и соглашалась, то только с условием, что их гримёрки будут в разных концах коридора.
Только смерть, последовавшая 30 марта 2011 года после несчастного случая, помешала певице «обойти» бывшего супруга по высшим наградам и стать полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством».
После расставания с Иосифом Людмила Марковна ещё дважды официально выходила замуж: за музыканта Константина Купервейса и продюсера Сергея Сенина — на этот раз её браки были более долгими. А Иосиф Давыдович, нашедший себя в многолетнем счастливом союзе с Нинель Дризиной, продолжал гастролировать по миру и проводить Людмилу Марковну в последний путь не пришёл. Не смог, или не захотел… Только в приватном разговоре однажды проронил такую фразу: «Люся была необыкновенной женщиной. Мне следовало посвятить ей жизнь…».
Автор: Марина Соболева
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: