Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Пётр Капица и Анна Крылова: Верные друзья. Будущая жена сама предложила Петру Капице пожениться!

17 июль 2018, Вторник
443
0
XX век был временем великих физических открытий и великих физиков. Но практически за каждым из выдающихся учёных стояли не только научные прозрения, но и крепкая семья, спутница, поддерживавшая супруга во всём и создававшая мужу такие условия, в которых он мог творить. Это в полной мере относится к семье нобелевского лауреата, великого советского физика Петра Леонидовича Капицы и его жены Анны Алексеевны Крыловой.
Более чем за шесть лет до встречи с Анной Крыловой Пётр Капица пережил страшную трагедию: зимой 1919-1920 годов в течение месяца от испанки умерли его первая жена и двое детей: новорождённая дочь и двухлетний сын…
Парижские проделки
Пётр Леонидович с молодости был талантлив. Уже будучи студентом Петроградского» политехнического института, Капица стал проявлять выдающиеся способности к физике. Его учителем стал великий физик-экспериментатор Абрам Фёдорович Иоффе. Несколько лет спустя, узнав о трагедии, случившейся с молодым учёным, и отдавая должное таланту Капицы, он смог добиться для него британской визы. Свою научную деятельность Капица продолжил в Кембридже, в лаборатории великого физика Эрнста Резерфорда. Но главная встреча в его жизни произошла не на берегах Туманного Альбиона, а в столице Франции.
Анна Крылова, эмигрантка из России, приехала в Париж с матерью. Родители её расстались: отец, академик-математик, остался в СССР. А мать с дочерью осели в столице Франции. Семья Крыловых в России тоже пережила трагедию: в детском возрасте у них скончались две дочери, а два сына, участники Белого движения, погибли в Гражданскую войну. Мать увезла в Европу последнего оставшегося в живых ребёнка.
В 1926 году 23-летняя Анна чувствовала себя в Париже вполне счастливой: она училась на искусствоведа и археолога. С Капицей её познакомила школьная подруга, которая с мужем — тоже физиком — приехала в столицу Франции. Две пары очень весело проводили время. Вот как об этом вспоминала сама Анна Алексеевна: «Мы были очень счастливы все вместе и много веселились. Ходили в маленькие ресторанчики и кабачки, в кино и музеи. Пётр Леонидович был весёлый, озорной, любил выделывать всякие глупости, всякие штуки. Он мог, например, совершенно спокойно для развлечения влезть на фонарный столб посреди Парижа и смотреть на мою реакцию. Ему нравилось, что его выходки меня не шокируют и я принимаю вызовы с таким же озорством».
Анна мечтала о поездке в Англию, там её целью был Британский музей. Но в визе женщине отказывали из-за её эмигрантского паспорта. Капица обещал посодействовать — и слово своё сдержал.
Советские граждане
В Лондоне Анна посетила вожделенный музей и много времени проводила с Капицей. Молодые люди продолжили свои озорные похождения. Обоих веселили словесные перепалки, в которые они то и дело друг друга втягивали. В дневнике Крылова записала: «Очень умный. Тягаться трудно».
Они не хотели расставаться. Опять из дневника Анны: «Однажды, под конец моего пребывания в Лондоне, Пётр Леонидович сказал: «Хотите поездить по Англии? Посмотреть страну, ваши любимые замки и соборы?» Я тут же согласилась. Да и кто же не согласится отправиться в поездку по Англии на открытой машине! Только у меня совсем не было денег. Но Пётр Леонидович сказал: «Я вас приглашаю». И мы отправились… Путешествовали мы с полным удовольствием, у нас были очень хорошие отношения, вполне дружеские™ Я отчётливо помню, как, уезжая, посмотрела в окно и увидела грустную, как мне показалось, маленькую фигурку, одиноко стоящую на перроне. И тут я почувствовала, что этот человек мне очень дорог. Пётр Леонидович чуть ли не на следующий день приехал в Париж. И я поняла, что он мне никогда, что называется, не сделает предложения, что это должна сделать я. И тогда я сказала ему:»Я считаю, что мы должны пожениться». Он страшно обрадовался, и спустя несколько дней мы поженились». Теперь дело стало за советским паспортом для Анны. Тут своё слово сказал её отец, академик Алексей Крылов, который отправился прямиком к советскому послу во Франции и напрямик заявил ему: «Моя дочь снюхалась с Капицей. Ей нужен советский паспорт». Паспорт Анне дали.
До поры до времени пара спокойно жила в Кембридже. Капица работал в лаборатории. Его жена занималась детьми: Сергеем (будущим физиком и популяризатором науки), родившимся в 1928 году, и Андреем (будущим выдающимся географом), который появился на свет в 1931-м.
О возвращении на родину речи не было, хотя супруги являлись гражданами СССР. Гром грянул неожиданно.
Клетка для учёного
В 1934 году Пётр Леонидович приехал в СССР, чтобы навестить мать и принять участие в праздновании столетия со дня рождения Менделеева. Из страны его не выпустили по личному указанию Сталина, которое звучало так: «Передайте Капице, что мы сделаем всё, чтобы создать ему желательные условия, построим для него специальный институт, но объясните твёрдо, что в Англию он не вернётся, мы не разрешим ему выехать туда».
Учёному с мировым именем пришлось жить с матерью в коммуналке. Его семья осталась в Кембридже. Пётр Леонидович писал своим друзьям и коллегам — Резерфорду, Эйнштейну, Ланжевену, — чтобы они вмешались в его судьбу и воздействовали на советское правительство. Но Кремль был непреклонен: на все запросы иностранных учёных отвечали, что работа Капицы нужна для выполнения очередного пятилетнего плана.
От Анны в СССР летели письма: «Дорогой мой зверочек! Я тебя люблю ужасно. И нет у меня слов, чтобы ты это понял. Но ты знай это и всегда помни».
Но в СССР для учёного создали режим полного благоприятствования. Для него создали Институт физических проблем, куда на работу он мог приглашать выдающихся учёных. Капица стал лауреатом разных премий и получил звание Героя Социалистического Труда.
Правда, за учёным водился один «грешок»: Пётр Леонидович постоянно заступался за репрессированных коллег. В том числе ему удалось вызволить из застенков будущего нобелевского лауреата Льва Ландау.
В 1936-м Анна с детьми приехала в СССР. Жизнь вроде наладилась — она стала супругой признанного правительством учёного и одного из главных руководителей науки в стране. Но к 1945 году тучи над семьёй начали сгущаться. Сталин назначил комиссара госбезопасности Берию руководить атомным проектом. В этом проекте участвовал и учёный. У Капицы с Берией возник конфликт: Пётр Леонидович не скрывал своего недовольства как Берией лично, так и его методами руководства.
«Изба физических проблем»
В 1946-м Капицу сняли с должности директора Института физических проблем и отправили фактически под домашний арест на дачу. Семья была с ним. Теперь физик мастерил дома мебель. Верная Анна Алексеевна развела огород и даже кур: у семьи конфисковали имущество и лишили средств к существованию.
Постепенно с помощью бывших коллег Капице удалось создать в дачном сарае нечто вроде лаборатории, которую он называл «избой физических проблем».
Анна Алексеевна добровольно взяла на себя роль его секретаря: систематизировала материалы, перепечатывала письма. Огромный личный архив учёного целиком был в её ведении и находился в полном порядке. После кончины мужа она создала из всего этого музей Капицы…
Ещё в ранней молодости она написала в дневнике: «Довольно скоро я поняла, что первое и основное у него — работа… А всё остальное к ней прилагается. И не надо мне по этому поводу делать ему никаких скандалов, хотя можно иногда сердиться…».
После смерти Сталина Капице вернули и институт, и режим полного благоприятствования. Разрешили заграничные поездки. В 1978 году он получил Нобелевскую премию по физике за открытие сверхтекучести жидкого гелия.
Анна Алексеевна — тихая, интеллигентная — была самым верным другом и самым крепким тылом для учёного. Они прожили вместе 57 лет — до смерти Петра Леонидовича в 1984 году. Супруга пережила учёного на 12 лет. В возрасте 91 года она сказала о своих отношениях с мужем: «Мы были мужем и женой, но связывала нас не только любовь. У нас были необыкновенно дружеские отношения, полное понимание того, что мы делаем, и абсолютное доверие друг к другу, совершенное. Он знал, что я его не подведу никогда. Я знала, что он мне всегда скажет всю правду о том, что происходит. И вот это, я думаю, было основное, что помогло нам победить жизненные невзгоды, — полное доверие друг к другу, полная поддержка и взаимопонимание. Оказывается, дружба в супружестве гораздо важнее любви. Дружба — это самое основное».
Автор: Мария Конюкова
Обсудить

Похожие материалы:

Петр - камень. BBC.
26 март 2018, Понедельник
Петр - камень. BBC.
Женщины Петра I
26 декабрь 2016, Понедельник
Женщины Петра I
Вдовий приворот
30 ноябрь 2016, Среда
Вдовий приворот
Голгофа Петра III
20 январь 2015, Вторник
Голгофа Петра III
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: