Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Страсть «великого кормчего»

17 январь 2015, Суббота
748
0

Цзян Цин - последняя, четвертая по счету жена легендарного Мао Цзэдуна, руководителя компартии Китая, - не умела ни любить, ни верить. От природы она была наделена двумя другими, необходимыми для достижения могущества качествами: эта женщина была способна бесконечно терпеть и безошибочно чувствовать, куда дует ветер. 

Китайцы до сих пор боготворят Мао.

И с прежним упрямством считают его супругу-злоумышленницу виновницей всех «перегибов и искривлений» генеральной линии партии.

Дочь куртизанки

Она родилась то ли в 1912, то в 1914 году. Имя отца Цзян история скрывает. Так же, как и профессию матери: та была то ли профессиональной куртизанкой, то ли фабричной работницей. Понятно, Цин преподносила свою родительницу как жестоко эксплуатируемую труженицу фабрики. Историки же склонны поддержать другую версию: девочка с детства скиталась вместе с матерью по домам ее богатых любовников. Родительница ее, конечно же, любила. Но именно из ранних лет своей жизни Ли Шумэн - так назвали при рождении много раз менявшую имя супругу «великого кормчего» -вынесла талант приспосабливаться к любым людям и желание жить за чужой счет. Только вот статус дочери содержанки ее никак не устраивал: все унижения своего детства Цзян Цин (этот партийный псевдоним переводится как «речная голубизна») мечтала выместить на других людях.

Диктатор и непостоянный мужчина

Личная жизнь Мао до встречи с Цзян Цин была весьма насыщенна: до нее он женился трижды. Первый раз - по настоянию родителей, еще мальчишкой. Этот брак он не признавал. Вторую жену - красавицу, дочь профессора, родившую ему троих детей, - Мао бросил ради третьей, боевой подруги. Но и ту сорока шестилетний Цзэдун оставил в 1939 году (и заключил в психиатрическую больницу) ради Цзян Цин - киноактрисы, коммунистки  и... просто красавицы. Китайский диктатор вообще не отличался постоянством в отношениях с женщинами. Все его романы начинались страстно, рождались дети, но них Мао также не особенно заботился: двое его законных отпрысков затерялись, двое погибли еще детьми. Только  трое из семи его потомков от трех жен  дожили до взрослых лет. А потом политика опять захватывало то, что китайские историки называют революционной деятельностью, а западные именуют жаждой власти и борьбой за нее.

Итак, шел 1939 год. Цзян Цин была довольно известной актрисой. Настолько известной, что новость о том, что она бросила мужа - критика, который в свое время помог ей продвинуться, - с двумя  детьми, быстро облетела страну.

Объятия марксистов

Когда она познакомилась с Мао? Как втерлась к нему в доверие? По слухам,  артистка всегда нравилась вождю пролетариата, и он сам пригласил ее на свою  лекцию по вопросам марксизма, которую проводил в Яньане.

Сошлись они быстро - перед улыбкой Цзян Цин мало кто мог устоять. Еще в молодости, работая библиотекарем в университете, она обаяла многих деятелей искусства, которых во время «культурной  революции» уничтожила...

Желание Мао связать свою жизнь с «Речной голубизной», женщиной с дурной репутацией, вызвало протест у его соратников по политбюро коммунистической партии. Но влюбленный вождь, как всегда в начале своих романов, проявил твердость. Тем более почти у всех  членов партийной верхушки Поднебесной рыльца были в пушку: супруг и боевых подруг они меняли как перчатки. Влюбленные поженились. В 1940-м родилась их единственная дочь Ли На.

Не стоит думать, что Цзян Цин сразу  начала показывать зубы: как мы уже писали, эта женщина знала, когда выступить.

Свою роль при вожде она поняла сразу - и правильно. Предыдущие супруги, в  отличие от карьеристки Цзян Цин, были  гораздо большими соратницами и единомышленницами Мао. Первую казнили его враги, но она так и не отреклась от убеждений своего мужа. Со второй он воевал в партизанском отряде. Проблема жен Цзэдуна состояла в том, что они не были актрисами и семейный театр демонстративной преданности любимому и делу его партии организовать были не в состоянии. Лицедейство же было делом жизни и чертой натуры четвертой супруги, и в браке она проявила его в полной мере.

Цзян Цин стала убеждать Мао в том, что ей необычайно интересны марксизм и труды «великого кормчего» в этой области. Супруга всячески подчеркивала: мол, я - рядом с великим человеком, и главное для семьи - общее дело управления огромной социалистической державой. На многих фотографиях раннего периода их совместной жизни она смотрит на мужа снизу вверх с заискивающей улыбкой, как настоящая восточная жена. Цзян Цин теперь заведовала временем «вождя красных», оберегая супруга от лишних хлопот почище самого жесткого секретаря. Страна не заметила, как в руках первой леди сосредоточилась гигантская власть.

Патрульная «культурной революции»

В середине 50-х годов прошлого века Цзян Цин осознала: ее час пробил. К тому времени с лидером китайской революции произошли две перемены: он постарел и паранойя его начала расти. Есть ли более удобный момент для приближенного интригана?

Какие качества взыграли в душе мадам Мао? Желание руководить тем, в чем она «разбиралась» (как-никак она окончила краткие актерские курсы)? Стремление отомстить бывшим коллегам, которые то ли недостаточно признали в свое время ее талант, то ли оказались более удачливы в творчестве? Кто знает! Но в Китае пробил час «культурной революции», под предлогом которой уничтожались лучшие умы страны, на деле или в воображении Цзэдуна и его спутницы способные противостоять его власти. Цзян Цин превратилась в «главную патрульную» страны. Теперь она решала, кому быть на свободе, а кому - в заточении, кому жить, а кому нет, кто талантлив и будет творить, а кто умрет в безвестности.

Первая леди превратилась в неформального предводителя отрядов хунвейбинов - уничтожителей всего старого ради повсеместного внедрения новой пролетарской культуры. Особо любимым ее детищем стали образцово-показательные спектакли «янбань си». Эти убийственно бездарные постановки на коммуно-патриотические темы официально не имели авторов: по словам «царицы Китая», их написал народ.

Жена «с молотом в руке»

А что «великий кормчий»? Как он относился к «культурной» активности любимой женщины? Скорее одобрял, чем нет. Ему всячески нравилось руководить до смерти перепуганной и от этого вполне управляемой нацией. А вот отношения супругов ухудшились. Мао, как это было с ним не раз, охладел к жене. И она, конечно, не могла этого не почувствовать. От равнодушия мужа Цзян Цин зверела еще больше, вымещая свою злобу на деятелях культуры. Она говорила: «С молотом в руке, подняв сжатый кулак, я пошла в наступление на все старое».

Разлюбленной женщине в своем собственном дворце приходилось терпеть ужасные унижения: видеть, как в покои Мао проскальзывают молоденькие хорошенькие любовницы. Она горстями принимала успокаивающие лекарства, тиранила своих родных и близких. Дочку, к примеру, Цзян Цин заставила расстаться с мужем. Но эта женщина ждала. Опять ждала. На этот раз - смерти Цзэдуна, надеясь стать во главе Китая. Мао не мог не догадываться о намерениях супруги. Но больно уж стар и слаб он стал. Кроме того, в руках жены была сосредоточена власть: он боялся и сам стать жертвой заговора ее сторонников.

В 1976 году, когда стало ясно, что конец великого диктатора близок, предводительница хунвейбинов заявила в личной беседе: «Мужчина должен отрекаться в пользу женщины. Женщина тоже может быть монархом. Императрица может существовать даже при коммунизме».

Конец «красной императрицы»

Но тут она ошиблась. 9 сентября 1976 года Мао Цзэдун скончался. Цзян Цин не успела вздохнуть полной грудью, как ее вместе с тремя сторонниками схватили. «Банду четырех» судили как участников заговора, желавших установить в Поднебесной «фашистскую диктатуру».

Коммунистическую императрицу осудили на пожизненное заключение. Впрочем, условия содержания были вполне щадящими: Цзян Цин отбывала срок в хорошо охраняемом особняке. Супруга она пережила почти на пятнадцать лет.

В 1991 у нее диагностировали рак горла. В мае того же года ее нашли повесившейся. Почему она покончила с собой? Возможно, ее пугало развитие тяжелой болезни. Или же, вероятно, эта терпеливая женщина теперь точно поняла: ждать ей больше нечего, приспосабливаться не к кому и терпеть незачем.

Мария Конюкова

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: