Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12
» » » Краткое счастье. Роман Бальмонта и Лохвицкой шокировал Петербург!

Краткое счастье. Роман Бальмонта и Лохвицкой шокировал Петербург!

26 июнь 2016, Воскресенье
700
0

Про таких, как Константин Бальмонт и Мирра Лохвицкая, говорят: они созданы друг для друга. Однако большую часть жизни они провели порознь. Лохвицкая умерла в 1905 году - от болезни сердца. Бальмонт пережил ее на 37 лет. Но настоящую любовь они испытать успели.

Мирра Лохвицкая появилась на свет в 1869 году в Санкт-Петербурге, в замечательной многодетной семье. Ее отцом был адвокат. При рождении девочке дали имя Мария. На три года моложе была ее сестра Надежда - в будущем известная писательница-юмористка, взявшая псевдоним Тэффи.

«О Мирра, бледная луна!»

Об атмосфере, царившей в доме Лохвицких, Тэффи остроумно рассказала в своих воспоминаниях. Дело в том, что все дети в этой семье писали стихи. Но Тэффи сообщала об этом так: «Занятие это считалось у нас почему-то ужасно постыдным, и чуть кто поймает брата или сестру с карандашом, тетрадкой и вдохновенным лицом - немедленно начинает кричать: "Пишет! Пишет!.." Вне подозрений был только самый старший брат, существо, полное мрачной иронии. Но однажды, когда после летних каникул он уехал в лицей, в комнате его были найдены обрывки бумаг с какими-то поэтическими возгласами и несколько раз повторенной строчкой: "О Мирра, бледная луна!" Увы! И он писал стихи! Открытие это произвело на нас сильное впечатление, и, как знать, может быть, старшая сестра моя Маша, став известной поэтессой, взяла себе псевдоним "Мирра Лохвицкая" именно благодаря этому впечатлению».

Природа одарила северянку Марию Лохвицкую какой-то южной, яркой, поистине вакхической красотой. Вот что сообщал о ней в своих мемуарах известный писатель Василий Немирович-Данченко: «Родилась и выросла в тусклом, точащем нездоровые соки из бесчисленных пролежней Петербурге, - а вся казалась чудесным тропическим цветком, наполнявшим мой уголок странным ароматом иного, более благословенного небесами края... Чудилась душа, совсем не родственная скучному и скудному, размеренному укладу нашей жизни. И мне казалось: молодая поэтесса и сама отогревается в неудержимых порывах вдохновения, опьяняется настоящею музыкою свободно льющегося стиха».

Внешне жизнь Мирры Лохвицкой протекала поразительно счастливо и гладко. Красавица вышла замуж за инженера Евгения Жибера. Дни проводила в заботах о малышах, которым была образцовой матерью. Но в душе ее бушевали страсти, которые она в свободные минуты изливала на бумагу. Вот как поэтесса себя ощущала:

Земная жизнь моя - звенящий,

Невнятный шорох камыша.

Им убаюкан лебедь спящий,

Моя тревожная душа...

Но звук, из трепета рожденный.

Скользнет в шуршанье камыша-

И дрогнет лебедь пробужденный,

Моя бессмертная душа...

Сегодня строки Лохвицкой звучат манерно, искусственно, а образы кажутся безвкусными. Но следует понимать: Мирра родилась на 20 лет раньше Ахматовой и была, безусловно, ее предтечей. Она одной из первых стала описывать в стихах жизнь женской души. И, возможно, еще не нащупала верный тон. Это сделали ее последовательницы - великие Цветаева и Ахматова.

Разбуженная душа

Душу Лохвицкой - спящего лебедя - разбудил другой поэт. Константин Бальмонт. Он был всего на два года ее старше. К моменту знакомства с Миррой он как раз собирался вступить в брак второй раз. Первая женитьба была неудачной. А тут еще чувствительный Константин Дмитриевич прочитал «Крейцерову сонату» Льва Толстого», Поэт пытался покончить с собой, выбросившись из окна. Его спасли. После неудачной попытки суицида Бальмонт год провел в постели. И выздоровел. Женился на купеческой дочке. Но незадолго до свадьбы в его жизнь вошла Лохвицкая. Не просто красавица, не просто поэт, а женщина, чье творчество было чрезвычайно близко ему по духу. Вот его стихотворение, посвященное Мирре:

Я знал, что, однажды, тебя увидав,

Я буду любить тебя вечно.

Из женственных женщин богиню избрав,

Я жду - я люблю - бесконечно.

Несли обманна, как всюду, любовь,

Любовью и мы усладимся,

И если с тобою мы встретимся вновь,

Мы снова чужими простимся...

Они познакомились в 1895-ом или самом начале 1896 года. Где? Ответ на этот вопрос только кажется очевидным: мол, почему бы Бальмонту и Лохвицкой было не встретиться в каком-нибудь литературном салоне или на вечере поэзии, которые в российских столицах XIX века пользовались большим успехом среди интеллигенции? Но тут не следует забывать о том, каким человеком была прекрасная Мирра. К моменту встречи с Константином у нее уже было трое сыновей. Ее считали самой нравственной замужней женщиной столицы. Она редко посещала поэтические сборища. Но каждое ее появление в свете оставило о себе восторженные отзывы современников. Отмечали не только ее красоту, но и некоторую робость, а также подлинную скромность.

Да, она писала про любовь, в том числе запретную. Во многом Лохвицкая как будто предвидела свою женскую судьбу. Но когда у нее, замужней, случился роман с женатым Бальмонтом, она, как оказалось, не была готова к этому чувству. Мирра, которая проводила основную часть времени в заботах о детях, чувствовала себя не только дурной женой, но и плохой матерью.

Однако все-таки она решилась на отчаянный поступок. Летом 1898 года Бальмонт и Лохвицкая отдыхали в Балаклаве - тихом крымском поселке недалеко от Севастополя. Наверное, то были счастливые дни для обоих поэтов. Бальмонт позже характеризовал их отношения как «поэтическую дружбу». Впрочем, неплатонический характер романа был для всех очевиден.

Вместе с любовью начался и стихотворный диалог двух поэтов. Лохвцицкая писала Бальмонту:

Сулит блаженство, но не счастье,

Влюбленный взор твоих очей.

В нем нет любви, в нем нет участья,

Ты дашь блаженство, но не счастье.

Лобзаний жадных сладострастье

Во тьме удушливых ночей.

Сулит блаженство, но не счастье,

Ревнивый взор твоих очей.

Бальмонт вторил ей:

Хороша эта женщина в майском закате,

Шелковистые пряди волос в ветерке,

И горенье желанья в цветах, в аромате,

И далекая песня гребца на реке.

Хороша эта дикая, вольная воля;

Протянулась рука, прикоснулась рука,

И сковала двоих - на мгновенье, не боле,

Та минута любви, что продлится века.

Облетевший цветок

Влюбленные вернулись в Петербург. И что тут началось для Мирры! Как грубо ее осуждали те, кто еще вчера восхищался ее порядочностью! А она молчала в ответ на хамские упреки. И чувствовала себя совершенно одинокой под градом обвинений. Бальмонт ее не поддержал - испуганный кривотолками, сбежал за границу. Такой поступок любимого погрузил Мирру в глубокую депрессию. Ее стали преследовать мысли о смерти:

Я хочу умереть молодой,

Не любя, не грустя ни о ком:

Золотой закатиться звездой,

Облететь не увядшим цветком...

Муж простил Мирру. После расставания с Бальмонтом Лохвицкая родила еще двоих сыновей от Жибера. Но несчастный роман наложил тяжкий отпечаток на всю ее оставшуюся жизнь - очень недолгую. Она скончалась в 1905 году.

Бальмонт после смерти Мирры пережил еще немало романов, но говорил, что главной женщиной его жизни остается Лохвицкая. Во все поездки он брал с собой ее потрет. Миррой поэт назвал свою дочь...

Константин Дмитриевич умер в 1942 году в эмиграции, во Франции, в полном безумии и нищете. XX век дал миру много поэтов, гораздо более значительных, чем Бальмонт и Лохвицкая. Но некоторые из них признавали: их поэзия выросла из стихов Константина и Мирры.

Мария Конюкова

Обсудить

Похожие материалы:

Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: