Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Странности оптического бума

06 июль 2018, Пятница
120
0
В 1820-1830-е годы Европу охватил так называемый оптический бум. Возникла идея, что оптические приборы — от лорнетов до телескопов — должны стать частью повседневной жизни. Именно тогда появилось понятие «вооружённый глаз». Увлечение оптикой повлияло и на европейскую культуру.
Повальное увлечение
Заслуги астронома Уильяма Гершеля (1738-1822) в области создания новых телескопов получили известность во всей Европе, и увлечение оптикой проникло в повседневный быт зажиточных людей. Оптические игрушки и развлечения стали необыкновенно популярны. Появились даже домашние телескопы, что доставляло много радости детям.
После нового этапа раскопок в Помпеях в 1830-х годах оживился интерес к античности. Туристам рекомендовали брать в путешествия бинокли и лорнеты, которые считались незаменимыми при осмотре достопримечательностей, даже если путешественник отлично видел. Подзорные трубы входили в джентльменский набор каждого культурного туриста, не говоря уже о профессиональных путешественниках.
Художники изображали на своих полотнах туристов с оптическими приборами в руках, побуждая любителей странствий смотреть на достопримечательности вооружённым глазом. Существовали кодексы правил, предписывающих, как держать лорнет и рассматривать в него готический замок или египетскую пирамиду.
Живописцы-маринисты изображали Христофора Колумба с подзорной трубой в руках, не задумываясь, что подзорные трубы появились гораздо позднее. Поклонники исторической живописи оправдывали своих кумиров, говоря, что мастера исторических картин «снабдили» Колумба обыкновенной полой трубой, без оптики, а такие трубы в эпоху Возрождения уже были.
Страсть к миниатюрным книгам
В 1820-х годах в Англии возникла мода читать книги через увеличительное стекло. Это вносило в процесс чтения своеобразную романтику. А историки издательского дела считают, что это стало настоящей революцией в книгоиздании.
Издатель Уильям Пикеринг (1796-1854) ввёл в книгоиздание мягкий тканевый переплёт, и это позволило ему создать серию «Бриллиантовой классики». Такие издания было легко носить в кармане. Пикеринг решил сделать поэмы и романы миниатюрными, и полное собрание сочинений каждого автора было вложено в шкатулку, к которой прилагалось увеличительное стекло. Каждая такая шкатулка была воплощением изящества и тонкого вкуса.
Эти книги были отличным подарком. Но целью издателя было добиться того, чтобы книги брали с собой и читали в каретах и дилижансах, вооружившись сильной лупой. Путешественников хотели приохотить к лирической поэзии.
С помощью увеличительного стекла издатели XIX века пробовали заинтересовать чтением малышей. Детям нравилось вертеть в руках лупу и рассматривать через неё буквы. Развороты детских книг специально компоновались с учётом того, что их будут осматривать вооружённым глазом.
Даже после того как оптический бум прошёл, издатели продолжали выпускать книги-малютки, соревнуясь в изготовлении красивых складных увеличительных стёкол. Они стали хорошими учебными пособиями, сувенирами и существуют по сей день.
Панорамы из ящиков
В Германии ещё в конце XVII века появились так называемые панорамные ящики — гуккастены. Они устанавливались на улицах для забавы. Каждый ящик имел глазок с линзой, и любой желающий мог за небольшую плату увидеть в нём трёхмерную панораму. Ощущение глубины достигалось за счёт того, что картонные фигурки располагались на уровне глаз, но на разном расстоянии от лица зрителя.
Как правило, панорамные ящики забавляли зрителей городскими видами. Владелец ящика (гуккестнер) мог приводить картонные фигурки в движение, и тогда на фоне улиц и площадей разыгрывались небольшие бытовые сценки. Гуккестнер поворачивал рукоятки, благодаря чему зрители могли увидеть через глазок фиакры и дилижансы, праздничные шествия и парады, выступления уличных оркестров и бродячих цирков.
С появлением разного рода прозрачных плёнок изготовители панорамных ящиков смогли усложнить движение фигур и разнообразить городские виды. Благодаря методу наложения прозрачных плёнок с рисунками стало возможным продемонстрировать зрителям восход и заход солнца, мерцание звёзд и движение небесных тел. Передвижение прозрачных плёнок было невидимо для глаз, и создавалась иллюзия, что фигурки двигаются сами, а звёзды висят в воздухе.
В течение двух веков панорамный ящик был одним из самых популярных символов городской культуры Германии. Через него дети усваивали, что такое городской пейзаж, уличная сцена, запоминали, как выглядят основные городские типы. Все это было и на обычных гравюрах и литографиях, но магический глазок ящика делал городскую жизнь более привлекательной.
Декабристы сквозь линзу
Профильное изображение пяти казнённых декабристов известно каждому школьнику. Превратившись в СССР в барельеф и обретя пластические свойства объёмной скульптуры, графический лист стал настоящим символом эпохи. Автор этого изображения художник Уильям Джеймс Линтон (1812-1898) получил широчайшую известность в бывшем СССР. По числу упоминаний его имени (а оно стояло под каждым воспроизведением барельефа в периодической печати и на обложках книг) слава художника в России намного перевешивает его известность на родине — в Великобритании.
Несмотря на то, что сходство с портретируемыми было более чем отдалённым, именно это изображение проложило себе дорогу к рекордным тиражам. Счёт количества воспроизведений гравюры Линтона идёт на десятки миллионов экземпляров книг, журналов, газет, школьных учебников.
Уильям Линтон создал групповой портрет декабристов в 1855 году, когда ему было уже далеко за сорок. Для Линтона, вполне респектабельного художника, и частные заработки не были суровой необходимостью. То, что Линтон взялся за выполнение необычного заказа — создание портретов людей, которых никогда раньше не видел, могло быть случайностью, ведь на родине художника этой работе не придаётся почти никакого значения.
Линтон познакомился с заказчиком «барельефа» Герценом в тяжёлую минуту своей жизни. Семейный врач сообщил художнику, что его жена страдает тяжёлой душевной болезнью. Линтон был потрясён этим диагнозом, его характер стал совершенно невыносимым. И от приступов ярости и периодов депрессии его спасала работа. Художник брал заказы на иллюстрирование книг, в том числе по оптике и астрономии.
А.И. Герцен был ровесником Линтона — они оба родились в 1812 году. Два талантливых человека познакомились в Лондоне, где Герцен скрывался от притеснений царского правительства. Он много рассказывал Линтону о декабристском движении.
В 1854 году сформировался своеобразный политический кружок, в который входили Герцен, Линтон и польский революционер-эмигрант Зенон Свентославский. Линтон многое узнал об истории России, впервые услышал от Герцена имена казнённых декабристов и согласился создать обложку для журнала «Полярная звезда».
Давайте вглядимся в барельеф. Чувствуется, что художник видел изображённых декабристов сквозь линзу, но почему? Есть предположение, что Линтон мог использовать «заготовку» для какой-то другой гравюры — для научной книги по оптике или астрономии.
Из-за неожиданных оптических эффектов возникает жутковатое впечатление, что огромные головы летят сквозь космическую бездну. Не случайно советские художники много раз упрощали этот барельеф и устраняли иллюзию присутствия линзы.
Под каждым из изображённых декабристов имеется подпись на русском языке. Зададимся вопросом: а узнали бы мы конкретных людей, если бы этих подписей не было? Например, К.Ф. Рылеев совсем не выглядит молодым. Пестелю на вид лет 55-60. Мы не видим также бакенбард у Муравьёва-Апостола, а ведь это часть узнаваемого образа. Художник уделил гораздо больше внимания оптике, передаче особенностей стеклянной линзы, чем отражению в гравюре точных черт лиц изображённых.
Оптические забавы импрессионистов
Известно, что художники-импрессионисты и постимпрессионисты отражали непосредственное впечатление от предмета. Им было интересно видеть мир из окна поезда или анализировать быстрое движение по городу, при котором дома и деревья кажутся словно смазанными. Но их любимыми техническими устройствами были не поезда и не дилижансы, а оптические игрушки. Историки импрессионизма в один голос утверждают, что художники неспроста выбрали местом первой встречи студию фотографа Надара (1820-1910).
Возможность увидеть необычные цветовые сочетания в калейдоскопе или осуществить синтез белого цвета на основе вращающегося диска с семью основными цветами натолкнула живописцев на мысль о необходимости поставить живопись маслом на научную основу.
Оптические забавы сыграли важную роль в становлении импрессионистской теории цвета. В живописи начала преобладать так называемая оптическая смесь цветов, при которой смешиваются не краски на палитре, а впечатления от мазков разного цвета, расположенных рядом.
Импрессионисты постоянно читали трактаты по оптике и анатомии глаза. Они очень заинтересовались тем, что глаз может некоторое время сохранять на сетчатке увиденные изображения, и строили свои картины почти как иллюстрации к книгам по оптике, отражая дифракцию и интерференцию световых пучков. Занимаясь оптикой, художники предвидели многие открытия в области кинематографии.
Изобретение кино очень многим обязано оптическим игрушкам. Кинематография ещё больше сблизила оптику с повседневной жизнью, и оптический бум потерял остроту. Принято считать, что он пошёл на убыль ещё в середине XIX века, хотя выражение «смотреть вооружённым глазом» сохранилось во многих языках.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: