Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12
» » » Спасённый Герцен. Зачем Джеймс Ротшильд помог российскому оппозиционеру?

Спасённый Герцен. Зачем Джеймс Ротшильд помог российскому оппозиционеру?

03 июнь 2018, Воскресенье
59
0
Имя Александра Ивановича Герцена в середине XIX века было хорошо известно русской интеллигенции. Критик, беспощадный революционер, который в трудную минуту принял помощь «акулы капитализма».
Матерью новорождённого Герцена была 16-летняя дочь мелкого чиновника Генриетта Гааг, отцом — богатый помещик Иван Алексеевич Яковлев. Он родился весной 1812 года в Москве. Несмотря на то что сын оказался в положении внебрачного ребёнка, порядочный Яковлев от него не отрёкся. Более того, оставив отпрыску своё отчество, он изменил ему фамилию на Герцен (от немецкого «сын сердца») и обеспечил Саше прекрасное воспитание и образование.
Враг царского режима
Однако юноша со временем стал непримиримым оппозиционером. После ряда российских злоключений уехал в Европу, где продолжал изучать гуманитарные науки, и, наконец, осел на берегах Туманного Альбиона. Здесь, в Лондоне, он на свои деньги, полученные в качестве наследства после смерти отца, основал «Вольную русскую типографию», печатавшую антироссийские памфлеты.
Но ещё до того, как открыть типографию, Герцен критиковал и Николая I, и его режим (кстати, его сочинения читали в Зимнем дворце и во многом признавали справедливыми), чем вызвал гнев монарха. Вначале император попытался урезонить критика и потребовал вернуться в Россию. Кстати, это требование касалось всех российских подданных, пребывавших за границей, которые могли заразиться «революционным вирусом». И 26 тысяч россиян вняли словам государя. Но бунтарь ответил категорическим отказом. Тогда император приказал наложить запрет на все его имения и денежные активы. Но Герцен не испугался. Более того, он начал скрываться настолько удачно, что в течение года ни МИД, ни русские посольства не могли отыскать следы Герцена. Наконец, следы смутьяна отыскались в Ницце, где русский консул вручил ему приказ о возвращении на родину. Однако и на этот раз Герцен передал отказ в письменном виде. На первый взгляд казалось, что это безрассудный шаг и перед бунтарём реально замаячит призрак нищеты. Однако этого не произошло. И вот почему.
Впоследствии сам Герцен опишет эту ситуацию так: «Глупо или притворно было бы в наше время денежного неустройства пренебрегать состоянием. Деньги — независимость, сила, оружие. А оружие никто не бросает во время войны, хотя бы оно и было неприятельское, даже ржавое». И вот революционер отправился на поклон к одному из влиятельнейших людей Европы, кавалеру ордена Почётного легиона банкиру Джеймсу Ротшильду. Цель визита — продать билеты Московской сохранной казны, на которые в России был наложен арест. И банкир купил сомнительные бумаги. А спустя некоторое время через своего петербургского агента предъявил их к оплате. Естественно, что Ротшильд получил отказ, к которому отнёсся спокойно. Судя по всему, он знал реальную цену сделки с Герценом, но знал и то, что Россия — крупный заёмщик его банкирского дома. И требовать признать сделку ничтожной он не собирался.
Пятимиллионная комбинация
Поэтому 14 января 1850 года в британской газете «Глоб» появилась заметка: «Русский заём в 5,5 миллиона фунтов стерлингов для завершения строительства железной дороги Санкт-Петербург — Москва был официально заявлен вчера господами братьями Беринг». А подтекст публикации заключался в том, что заявлен-то заявлен, но стоит ещё подумать. Это была провокация, которую, однако, правильно оценили в Зимнем дворце.
Более того, банкир попросил своего агента добиться аудиенции у министра финансов и передать ему, что он, Ротшильд, советует подумать о последствиях отказа ему лично. Особенно в то время, когда русское правительство хлопочет заключить через него новый заём. Николай I особенно долго не размышлял. И распорядился произвести выплату, причём даже с процентами.
Некоторые историки справедливо полагают, что ему были знакомы политические тезисы Герцена. Такие как «Россия налегла, как вампир, на судьбы Европы». Не за горами была Крымская война, в которой и англичане, и французы хотели урвать лакомый кусок российской территории. Поэтому в этой политической ситуации совсем не лишним было иметь прикормленного союзника из эмиграции, расшатывающего устои Российской империи с помощью своих изданий и парижского политического салона.
И Герцен, судя по всему, оправдывал их доверие вплоть до своей смерти, последовавшей в январе 1870 года.
Автор: Леонид Лужков
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: