Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Королева вариации. Агриппина Ваганова создала классическую школу русского балета

22 май 2018, Вторник
146
0
Её имя увековечено в названии нынешней Академии русского балета. Сейчас уже трудно поверить, что когда-то Агриппине Вагановой приходилось преодолевать недоброжелательность хореографов и пренебрежительные оценки критиков. Однако она смогла победить все, воспитать целое поколение великих балерин и создать систему обучения, которой пользуются до сих пор.
Агриппина Ваганова родилась 14 июня (по старому стилю) 1879 года в Санкт-Петербурге. Родители Грушеньки незадолго до этого приехали из Астрахани, где её отец служил унтер-офицером. Выйдя в отставку, Яков Ваганов решил перебраться в столицу и там, благодаря военной выправке и хорошим манерам, вскоре получил скромную должность капельдинера, то есть билетера, в Мариинском театре.
Юность у станка
Жалования Якова Тимофеевича едва хватало, чтобы сводить концы с концами. Семья жила в полуподвальном помещении, которое каждую осень затапливало. В архиве дирекции Императорских театров сохранилась просьба Ваганова о денежной помощи после наводнения 1890 года. Однако в должности капельдинера были и плюсы — отец мог брать дочерей с собой в театр на спектакли. Грушень-ка, можно сказать, выросла за кулисами. Она забивалась в какой-нибудь угол и следила оттуда за тем, что происходило на сцене. А потом дома пыталась повторить понравившиеся сценки из балетов.
Яков Тимофеевич, как служащий Императорского театра, имел право пристроить дочь в Петербургское театральное училище. Когда девочке исполнилось 10 лет, её отдали в класс балета. Отец, правда, заботился не столько о реализации мечты своей дочери, сколько об устройстве её будущего. По правилам, после первого года обучения тех воспитанников училища, которые успешно выдержали вступительные испытания, принимали на полный пансион. То есть на семь лет Агриппина получила бы кров и стол. А потом и профессию, благодаря которой смогла бы содержать себя и помогать семье.
В первый же год она поняла, что её путь не будет устлан розами. Телосложение девочки не отвечало балетным канонам. Агриппина была невысокой, с крепкими и чересчур мускулистыми ногами, крупными и несколько грубоватыми чертами лица. Повезло ей только с крепким здоровьем и музыкальным слухом. Впрочем, природа наделила девочку ещё одним качеством, без которого она не смогла бы состояться как танцовщица, — невероятным упорством. Того, что другим давалось легко, благодаря одарённости, ей приходилось добиваться трудом и потом.
Первые годы Агриппина Ваганова занималась в классе довольно известного в то время танцовщика Александра Облакова. Его методика предполагала монотонное повторение одних и тех же движений без каких-либо объяснений. А юной танцовщице хотелось понимать, что и зачем она делает. Тем не менее Агриппина осознавала, что тело должно беспрекословно подчиняться ей — без этого танцевать невозможно. Поэтому она усердно занималась у станка и к концу первого года обучения вошла в число лучших учениц.
«Бедность в танцевальном училище была «неуместна», и её невероятно стыдились, — вспоминала позже Ваганова. — Как меня мучила моя бедность, как я постоянно скрывала отсутствие у меня даже мелочи на необходимые расходы…» Особенно трудно ей стало, когда умер отец и она стала единственной надеждой для матери и сестёр. Но Агриппина не сломалась — именно тогда у девочки начал формироваться железный характер, который позже вошёл в легенды.
В 11 лет Ваганова придумала свой первый танец — она сложила выученные за год элементы в коротенькую вариацию. А в 12 лет девочка станцевала первую партию на большой сцене. Это была роль Амура в балете «Спящая красавица».
Препоны на каждом шагу
Много дала Вагановой её второй педагог — Екатерина Вазем. Она была строгой и требовательной, но при этом очень внимательной. Екатерина Оттовна не только показывала, но и объясняла. Это было как раз то, чего так не хватало Вагановой с её аналитическим складом ума.
Потом дирекция пригласила для выпускниц училища легендарного итальянского педагога Энрико Чекетти, про которого говорили, что он сделает приму даже из посредственной танцовщицы. Он выразил желание взять Ваганову в свой класс, но ему отказали. Агриппина была вынуждена подсматривать за уроками итальянца в дверную щелочку и потом самостоятельно разучивать его приёмы танца.
Упорный труд и желание учиться дали результат. На выпускном экзамене Агриппина Ваганова получила 11 баллов из 12 возможных. А на выпускном спектакле, где она танцевала нимфу в балете «Шалость Амура», сумела запомниться публике и произвести впечатление на критиков.
В 1897 году Агриппина была зачислена в балетную труппу Мариинского театра в качестве артистки кордебалета с жалованием 600 рублей в год. Её заметили только в 1900-м, когда она станцевала сольную вариацию в балете «Пробуждение Флоры». На сцене тогда блистала Анна Павлова, но критики отметили юную Ваганову и посетовали, что балетмейстеры не задействуют её в сольных партиях. Это было правдой. Мариус Петипа, который был в это время ведущим балетмейстером Мариинского театра, не любил Ваганову, писал, что она «ужасна». В балеринах он ценил мягкую пластику и нежные образы. А Агриппина совсем не была женственной.
У неё были свои достоинства — великолепный прыжок, «стальной носок», чёткость и отточенность движений, экспрессивность исполнения. Однако приверженцы французской школы танца все это не ценили. Спасением Агриппины стал Николай Густавович Легат, который поставил специально для неё несколько сольных партий. Публика и критика, наконец, разглядели Ваганову и признали её «королевой вариаций». Однако на первые Дягилевские сезоны в Париже её все же не пригласили.
Сама она с горечью писала в дневнике: «Только к концу карьеры, совершенно измученная нравственно, я пришла к званию балерины». Когда Вагановой почти исполнилось 36 лет, вышел приказ о присвоении ей звания балерины. А через месяц — 14 июня 1915 года — её уволили по выслуге лет, назначив пенсию в размере 1140 рублей в год плюс ежегодное пособие в сумме 860 рублей от императорского двора.
Её гражданский муж в тот миг вздохнул с облегчением: он давно уговаривал Агриппину бросить театр, который отнимал у неё столько сил и где её так мало ценили. Но Ваганова была уверена, что рождена для балета. Именно ему была подчинена вся её жизнь, а также жизнь мужа и сына.
Педагогический талант
В молодости у Агриппины было немало поклонников и несколько бурных романов.
Но в 1903 году она повстречала человека, далёкого от балета, и полюбила его. Он ответил взаимностью, хотя и был женат. Отставной полковник, инженер Андрей Померанцев ушёл из семьи к любимой женщине. Через год у них родился сын Саша. Позже, когда умерла старшая сестра. Агриппины, он уговорил жену взять на воспитание двух племянников. Однако вскоре Померанцев потерял работу и погрузился в депрессию. Накануне Рождества 1917 года он застрелился под наряженной ёлкой.
Первые послереволюционные годы для Вагановой были непрерывной борьбой за выживание. Пенсию платить перестали. Все ценные вещи из дома ей пришлось обменять на продукты и дрова. Бывшая артистка Мариинки выступала в фойе кинотеатров за хлеб и картошку. Лишь в 1920 году жизнь начала налаживаться. Было возрождено Петроградское театральное училище. Агриппину Яковлевну пригласили туда преподавать балет. И внезапно оказалось, что у неё талант педагога!
Быть может, если бы Ваганова была более одарённой от природы или ей повезло с учителями, она бы не стала основоположником теории русского классического балета. Но ей с самого начала приходилось много наблюдать, анализировать танец и систематизировать знания. Теперь все это пригодилось для создания авторской системы обучения. Именно по ней Ваганова воспитала десятки звёзд советского балета. Среди её учениц — Марина Семёнова, Галина Уланова, Нинель Кургапкина, Ирина Колпакова и другие легендарные танцовщицы первой половины XX века.
В 1934 году была издана книга Агриппины Яковлевны «Основы классического танца». Её перевели не десятки языков и переиздавали шесть раз. По вагановской системе продолжают воспитывать артистов балета и после её смерти, случившейся в 1951 году. В 1957-м Ленинградскому хореографическому училищу было присвоено имя Вагановой. В 1988 году начали проводить конкурс имени Агриппины Яковлевны для воспитанников балетных училищ, который с 1995 года приобрёл международный статус.
Марина Викторова
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: