Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12
» » Межокеанский «прокол»

Межокеанский «прокол»

06 июнь 2018, Среда
36
0
Казалось бы, его имя и сегодня должно быть на слуху — ещё при жизни Фердинанда де Лессепса называли гением, вручали высшие награды. Именно благодаря этому человеку в 1869 году был открыт для судоходства Суэцкий канал, кардинально изменивший многие торговые пути. Почему же теперь о Лессепсе ничего не слышно? Что перечеркнуло заслуги некогда известного во всём мире француза?
Дебют «Великого француза»
Идея построить канал между Атлантическим и Тихим океанами витала в воздухе ещё со времён испанских завоеваний XVI века. Заманчиво было прорыть водный проход через перешеек шириной 80 с небольшим километров, тем самым сократив на несколько тысяч морских миль межокеанский маршрут кораблям. Однако король Испании Филипп II счёл такое предложение богохульством: коль создатель не предусмотрел судоходство в этом месте, то не стоит и пытаться…
Лишь в конце XVIII века Алессандро Маласпина — итальянский флотоводец на службе у испанской короны попытался предложить первый проект Панамского канала, но поддержки не получил.
В середине XIX века теперь уже США решили сократить морской путь от восточного побережья страны к западному. При этом была альтернатива: строить канал по территории Панамы или Никарагуа. Остановились на втором варианте, но денег на реализацию столь амбициозного проекта тогда не нашлось.
Зато через океан активизировались французы. В 1869 году Суэцкий канал построила и запустила в эксплуатацию компания, возглавляемая Фердинандом де Лессепсом. Профессиональный дипломат, он сначала сумел «продавить» проект у правителей Египта и Турции, а затем, собрав толковых инженеров, грамотно организовать всю техническую работу.
Словом, все лавры крупнейшего в истории транспортного проекта достались «Великому французу» — так теперь стали величать Лессепса. Он был удостоен ордена Почётного легиона, стал членом академий наук целого ряда стран, в том числе был избран иностранным членом Русского императорского географического общества. В его адрес то и дело звучало почтительное «гений», что самим Лессепсом воспринималось как должное — к славе привыкаешь быстро…
Гении не ошибаются!
Уже спустя пять лет эксплуатации Суэцкий канал окупил все расходы и начал приносить многочисленным акционерам немалую прибыль. Однако авторитет «Великого француза» требовал новой подпитки — нужен был очередной не менее грандиозный проект.
Начало 1879 года Фердинанд де Лессепс ознаменовал созданием Всеобщей компании межокеанского канала (ВКМК). На этот раз речь шла о Панамском канале — новом амбициозном проекте водного маршрута, сулившем, по заверению его автора, не только выгодную перекройку торговых путей, но и баснословные прибыли акционерам компании — строительство предполагалось вести на средства частных инвесторов. К тому же ждать барышей пришлось бы не так уж долго: по расчётам Лессепса, первые корабли должны были пройти через канал всего через девять лет — в 1888-м.
Агитировать и в самом деле никого не пришлось: 600 тысяч недешевых акций по 500 франков каждая мигом разошлись, и даже потребовалась дополнительная эмиссия.
Тем не менее Лессепс продолжал подогревать ажиотаж. На деньги акционеров активно велась рекламная кампания в прессе. С целой когортой репортёров «Великий француз» посетил место будущей стройки в Панаме, и в ведущих газетах мира появились хвалебные статьи.
Однако нашлись и скептики, которые подвергли проект критике. Решающий удар по сомневающимся Лессепс нанёс на организованном им же и щедро профинансированном деньгами акционеров Международном географическом конгрессе. На нём рассматривалось 14 проектов: от явно популистских до всесторонне обоснованных. Талантливые инженеры высказали на форуме замечания, к которым стоило бы прислушаться. Так, инженер Александр Постав Эйфель настаивал на необходимости строительства шлюзов — местность по маршруту канала холмистая, с большим перепадом высот. Его коллега Адольф де Лепине предупреждал о разливах рек в сезон дождей, поэтому в середине канала необходимо создать водохранилище. Говорилось ещё об одной опасности — тропических болезнях, на борьбу с которыми нужно заложить немалые средства.
Увы, к этим доводам не прислушались: конгресс большинством голосов утвердил проект Лессепса практически без поправок. При этом многие так формулировали свою позицию: «Гении не ошибаются!». Авторитет «Великого француза» в то время был непререкаем.
Сара Бернар, банкет и фейерверк
Помпезная церемония закладки канала состоялась 1 января 1880 года. Складывалось впечатление, что успех проекта зависел от пышности этого праздника: шикарный банкет, грандиозный фейерверк, а в большом концерте приняла участие сама Сара Бернар.
Казалось бы, теперь самое время взяться за рытьё канала, но начали… со строительства солидных коттеджей для руководства. Хотя в прессу давали заказные статьи о полномасштабно развёрнутых работах. Ещё не успели пройти ни одного километра канала, а израсходовали две трети его сметной стоимости.
Между тем дела на разрекламированной стройке пошли неважно. Дожди и разливы рек размывали стены канала — срочно пришлось делать отводы. Землеройные машины в условиях влажного климата выходили из строя — основными орудиями стали кирка и лопата. Вскоре стало ясно и то, что не обойтись без железной дороги — в условиях джунглей это оптимальный способ доставки стройматериалов, продовольствия и прочих груза. Она уже имелась, но владельцы-американцы резко взвинтили её стоимость. Несмотря на это дорогу пришлось купить.
Но настоящей бедой стали эпидемии жёлтой лихорадки и малярии — рабочие умирали тысячами. Сказывалось и разворовывание средств — контроль за их расходованием был весьма поверхностным.
В результате спустя пять лет прорыли лишь 10 процентов того, что следовало.
По пути пирамиды
Но Лессепс и его сын Шарль, назначенный руководителем стройки, были уверены: они найдут новых акционеров. ВКМК выпускала всё новые облигации, спрос на которые, однако, постепенно снижался — поползли тревожные слухи о незавидном финансовом положении компании. Чтобы скрыть истинное положение дел, миллионы франков акционеров тратились на подкуп министров, депутатов и редакторов газет.
Однако в 1885 году Лессепсу всё же пришлось признать одну свою ошибку: без системы шлюзов не обойтись. Александра Постава Эйфеля пригласили внести изменения в проект, стоимость которого вновь существенно возросла.
Чтобы успокоить рядовых акционеров, им платили дивиденды, используя средства всё новых вкладчиков, — постепенно строилась финансовая пирамида. Зато группа заинтересованных лиц из числа французской элиты и биржевиков, осведомленных о близком крахе ВКМК, получала огромные барыши.
Наконец, в 1889 году Лессепсы вынуждены были объявить о банкротстве компании и невозможности дальнейшего строительства Панамского канала. Проект был реализован всего на треть. Огромная армия держателей акций осталась у разбитого корыта…
Чтобы как-то успокоить общественность, началось расследование. После него в ходе громкого судебного разбирательства главные расхитители многомиллионных средств не понесли наказания, а тюремные сроки в 1893 году получили Лессепсы — Фердинанд и Шарль — каждый по пять лет. Правда, вскоре их освободили по состоянию здоровья. «Великий француз» скончался в 1894 году, оставив после себя 17 детей от двух браков. Ну и Суэцкий канал, конечно.
И Эйфель тоже…
Бог любит троицу: в числе осуждённых по делу о финансовой афёре оказался и инженер Александр Постав Эйфель. Не помогла даже его слава строителя металлической башни, воздвигнутой к Парижской выставке 1889 года. Эйфеля сочли виновным в получении 19 миллионов франков за работы, проведённые лишь на бумаге, и приговорили к двум годам лишения свободы и 20 тысячам франков штрафа. Правда, кассационный суд отменил приговор: дескать, срок давности по этому уголовному делу истёк…
А Панамский канал записали на свой счёт США, выкупившие у Франции права на недострой. Американцы учли ошибки Лессепса и его сподвижников, начав с наступления на малярию и жёлтую лихорадку и успешно справившись с её разносчиками — насекомыми. Затем кардинально изменили проект: включили в него озера, предусмотрели шлюзы (те самые, на которых настаивал Эйфель), скрупулёзно подсчитали потребности в рабочей силе. Не забыли и о строжайшем контроле расходования средств со стороны правительства — это были деньги не акционеров, а налогоплательщиков. Несмотря на французский задел и активное строительство с двух сторон, лишь спустя 10 лет — 15 августа 1914 года по каналу прошло первое судно — американский пароход «Анкон». А фактически канал вступил в строй 12 июня 1920 года.
Автор: Олег Галле
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: