Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Атомная бомба: Детище разных народов

20 июль 2018, Пятница
124
0
Более 60 лет прошло с того дня, когда над выжженной казахстанской степью вспыхнуло пламя «ярче 1000 солнц» — 29 августа 1949 года под Семипалатинском была взорвана первая советская атомная бомба. Этому предшествовало несколько лет напряжённой работы учёных и инженеров, и не только советских. В укрощении энергии атома и создании на её основе оружия участвовали представители многих стран мира.
Всё начиналось в Германии
Первыми принялись за дело немцы. В 1939 году физики Гамбургского университета направили руководству Германии письмо, в котором сообщали о возможности создания нового вида суперэффективного взрывчатого вещества. В июне 1939 года под Берлином началось сооружение первого в Германии реактора, одновременно принят закон о запрете вывоза урана за пределы страны, а в Бельгийском Конго срочно закуплена урановая руда. Участники работ по программе «Урановый проект» поначалу считали возможным создание ядерного оружия в течение одного года. Однако они ошиблись.
К участию в проекте были привлечены 22 организации, в том числе Физический институт Общества кайзера Вильгельма, Физический институт Высшей технической школы в Берлине и пр. Проект курировал рейхсминистр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер. На концерн «ИГ Фарбениндустри» были возложены производство фтористого урана, из которого возможно извлечение изотопа уран-235, способного к поддержанию цепной реакции, и сооружение установки по разделению изотопов. В работах участвовали такие маститые учёные, как Вернер Гейзенберг, Карл-Фридрих фон Вайцзеккер, Манфред фон Арденне, Рудольф Хайнц Позе, нобелевский лауреат Густав Герц.
Отправной точкой программы создания бомбы был атомный реактор, для которого требовались графит либо тяжёлая вода. Немецкие физики выбрали последнее, создав себе этим серьёзную проблему. Хотя после оккупации Норвегии в руки нацистов попал единственный в мире завод по производству тяжёлой воды, но запас необходимого продукта там составлял десятки килограммов, да и французы увели ценную продукцию буквально из-под носа фашистов. А в феврале 1943 года заброшенные в Норвегию английские коммандос вместе с бойцами норвежского Сопротивления взорвали завод. К тому же в Лейпциге взорвался опытный ядерный реактор.
Урановый проект поддерживался Гитлером до тех пор, пока оставалась надежда получить чудо-оружие до конца войны. Шпеер пригласил Гейзенберга и спросил прямо: когда можно ожидать создания бомбы, способной быть подпей км той к бомбардировщику? Учёный был честен:
— Полагаю, потребуется несколько лет напряжённой работы, в любом случае на итоги текущей войны бомба повлиять не сможет.
Гитлер решил сосредоточив усилия только на проектах, обеспечивающих скорейшее создание новых пилон оружия. Тем не менее учёные продолжали трудиться. В 1944 году Гейзонберг получил урановые пластины дли большой реакторной установки, под которую и Берлине уже сооружался специальный бункер. Эксперимент по запуску цепной реакции был намечен на январь 1945 года, но 31 января всё оборудование демонтировали и отправили из Берлина и деревню Хайгерлох неподалёку от швейцарской границы, где оно было смонтировано и конце февраля. В марте 1945 года в Берлин доложили, что реактор заработал. Но цепная реакция не пошла. Расчёты подтвердили: необходимо увеличить количество урана и тяжёлой воды. Но ни того, ни другого уже не оставалось. 23 апреля в Хайгерлох вошли американские войска. Реактор был немедленно демонтирован и отправлен за океан.
Тем временем за океаном
С небольшим отставанием от немцев разработками атомного оружия занялись в Англии и США. Начало им в 1939 году положило письмо Альберта Эйнштейна президенту США Франклину Рузвельту о том, что Германия может вскоре обзавестись атомной бомбой.
Первые сведения о работах по обе стороны океана были доложены Сталину в 1943 году. Сразу же было принято решение о развёртывании подобных работ в Союзе. Задания получили не только учёные, но и разведчики, для которых добыча атомных секретов стала сверхзадачей. К мысли о потенциальной возможности создания атомного оружия учёные в СССР пришли ещё в 1940 году, когда из харьковского физико-технического института была подана заявка на изобретение атомной бомбы, описывающая её принцип действия. Поначалу заявку всерьёз не приняли, однако и не забыли. В 1945 году её засекретили, а через год было выдано «не подлежащее публикации» авторское свидетельство.
Но в СССР, где промышленность была разорена войной и многие учёные находились на фронтах, полномасштабное осуществление атомного проекта в заданные Сталиным сжатые сроки представлялось задачей непосильной. Тогда учёных подстраховали разведчики.
В 1933 году немецкий коммунист Клаус Фукс бежал в Англию. Получив там диплом физика, он принял участие в атомных исследованиях, о чём стало известно советскому послу в Англии Ивану Майскому. Был срочно установлен контакт с Фуксом, которого в составе группы учёных собирались отправить в США. Там Фукс всячески подчёркивал, что он единственный человек среди прибывших, которому реально грозил немецкий концлагерь. Возможно, по этой причине он пользовался абсолютным доверием руководителя американского атомного проекта Роберта Оппенгеймера, с сочувствием относившегося к Советскому Союзу. Фукс имел доступ ко всем материалам. В работе с ним были задействованы многие советские разведчики-нелегалы, в результате активной деятельности которых уже в январе 1945 года в СССР имелось описание конструкции первой атомной бомбы. Сведения, добытые разведкой, помогли учёным избежать тупиковых путей поиска, ускорив достижение конечной цели.
Используя опыт врагов и союзников
Естественно, советское руководство не могло не воспользоваться заделом немецких разработчиков атомного оружия. По окончании войны в Германию была направлена группа советских физиков, среди которых были будущие академики Лев Арцимович, Исаак Кикоин, Юлий Харитон, все в форме полковников Красной армии. Помимо нужных немецких учёных, «полковники» разыскали тонны металлического урана, что, по признанию Игоря Курчатова, сократило работу над советской бомбой не менее чем на год. Немало урана из Германии вывезли и американцы, прихватив заодно и специалистов во главе с руководителем немецкого уранового проекта Гейзенбергом. А в СССР, помимо физиков и химиков, отправляли механиков, электротехников, стеклодувов. Некоторых находили в советских лагерях военнопленных. Так, Макса Штеенбека, будущего вице-президента АН ГДР, забрали, когда он делал для начальника лагеря солнечные часы.
Всего по атомному проекту в СССР работали около 1000 немецких специалистов. Были вывезены лаборатория Манфреда фон Арденне с урановой центрифугой, документация, реактивы и многое другое. В Союзе были созданы лаборатории «А», «Б», «В» и «Г», руководителями которых стали немецкие учёные.
От «А» до «Г»
Шефом лаборатории «А» стал барон фон Арденне, недавний штандартенфюрер СС, разработавший метод разделения изотопов урана. Поначалу его лаборатория располагалась в Москве, позже она переехала в Сухуми, а на её месте вырос Курчатовский научный центр. В 1947 году фон Арденне удостоился Сталинской премии за создание центрифуги для очистки изотопов урана в промышленных масштабах. Через шесть лет он стал дважды сталинским лауреатом.
Жил фон Арденне в комфортабельном особняке с женой. Не были обижены и другие немецкие специалисты: они приехали со своими семьями, были обеспечены хорошими зарплатами и питанием. Можно ли было назвать их пленными? Академик Анатолий Александров, активный участник атомного проекта, ответил так: «Конечно, немецкие специалисты были пленными, но пленными были и мы сами».
Николаус Риль стал руководителем лаборатории «Б», которая проводила исследования в области радиационной химии и биологии на Урале (ныне — город Снежинск). После успешного испытания советской бомбы он стал Героем Социалистического Труда и лауреатом Сталинской премии.
Работы лаборатории «В», организованной в Обнинске, возглавил профессор Хайнц Позе. Под его руководством были созданы реакторы на быстрых нейтронах, первая в Союзе АЭС, началось проектирование реакторов для подводных лодок.
Руководителем лаборатории «Г», размещённой в сухумском санатории «Агудзеры», стал Густав Герц, племянник знаменитого физика XIX века, известный учёный. Результаты его успешной деятельности в Сухуми были использованы на промышленной установке, построенной в Ново-уральске, где в 1949 году была наработана начинка для первой советской атомной бомбы. За достижения в рамках атомного проекта Густав Герц также удостоился Сталинской премии.
Отцы атомной бомбы
Немецкие специалисты, получившие разрешение вернуться на родину (в ГДР), давали подписку о неразглашении в течение 25 лет сведений об участии в советском атомном проекте. В Германии они продолжали работать по специальности. Так, фон Арденне, дважды удостоенный Национальной премии ГДР, работал директором НИИ в Дрездене, а Герц руководил научным советом по мирному использованию атомной энергии.
Участие немецких учёных в атомном проекте и успехи разведчиков нисколько не умаляют заслуг советских специалистов, обеспечивших создание атомного оружия. Однако без вклада тех и других создание атомных промышленности и оружия в СССР растянулось бы на долгие годы. Иногда Роберта Оппенгеймера в США и Игоря Курчатова в СССР называли «отцами атомной бомбы». Но, учитывая, что работы велись параллельно в четырёх странах и в них также участвовали выходцы из Италии, Венгрии, Дании и т.д., появившаяся в результате бомба по справедливости может быть названа «детищем разных народов».
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?
Войти через: