Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Флотские кинобайки

28 март 2016, Понедельник
469
0

Основоположником этого жанра стал один из создателей российского кинематографа, бывший офицер 1-го Донского казачьего полка Александр Ханжонков. В 1911 году он снял первый на Руси полнометражный исторический фильм «Оборона Севастополя» с участием частей армейского гарнизона и кораблей Черноморского флота. До чего ж непредсказуемы эти две стихии — море и искусство!..

Ужас на рейде

Приступив в 1911 году к киносъемкам фильма, посвященного обороне Севастополя в 1854-1855 годах, кинорежиссер Александр Ханжонков заручился личной поддержкой Николая II. Государь повелел командующему Черноморским флотом вице-адмиралу А. А. Эбергарду оказывать съемочной группе всяческое содействие. Для севастопольцев, солдат гарнизона и моряков-черноморцев съемки фильма были чрезвычайным событием. Даже прибытие царя не вызывало такого ажиотажа у горожан — царей Севастополь видывал, а вот кино в 1911 году было еще чем-то запредельным. Но в детали кинопроцесса, конечно, никто не вникал.

Ханжонков вздумал ошеломить зрителя показом массового самозатопления кораблей Черноморского флота на рейде. В 1854 году корпуса линейных кораблей, с которых сняли все мачты и парусное снаряжение, топили на рейде по одному и ночью. Но бывший кавалерист и донской казак Ханжонков либо не проконсультировался с моряками, либо хотел воссоздать «чудо». Кинорежиссер решил сделать так. Уговорил командующего флотом приказать дивизиону подводных лодок встать на рейде в кильватерную колонну. Из фанеры и досок плотники соорудили макеты линейных кораблей, мачты, свернутые паруса на них, все это прикрепили к рубкам субмарин. Утром на рейде севастопольцы увидели эскадру странных парусников, на которых не видно было людей. И ясным солнечным днем эти «летучие голландцы» (абсолютно все под Андреевским флагом!) дружно, как один, стали погружаться под воду — командиры лодок одновременно отдали команду на погружение... Такого волнения и тревоги город и порт не помнили с 1854 года. Еще бы! Сами представьте: полный штиль, плеск волны, крики чаек, тонущие парусники. И тишина. Владимирский морской собор заполнился истово молящимися — все, православные, наступил конец света!

Говорят, что после этого случая вышел приказ морского министра: консультанты из ВМФ непременно должны прикомандировываться к кинорежиссерам, снимающим фильмы о военном флоте. В фондах архива ВМФ есть целый раздел, посвященный событиям на Черноморском флоте, связанным с киносъемками морских фильмов.

Кронштадцы... из Крыма

В СССР трудно было встретить человека, который хоть раз в жизни не смотрел кинофильм «Мы из Кронштадта» (это сейчас молодежь о нем слыхом не слыхала). Выпущенный на киноэкраны режиссером Ефимом Дзиганом в 1936 году, он сразу вошел в золотую десятку фильмов сталинской киноиндустрии наряду с такими шедеврами, как «Чапаев», «Александр Пархоменко», «Волга-Волга». В фильме есть эпизод, который никак не соответствует географическому пейзажу событий. Действие происходит осенью 1919 года недалеко от Финского залива — части Красной армии и отряды моряков-балтийцев отражают наступление белой армии генерала Юденича на Петроград. И вот захваченных в плен красных матросов белогвардейцы топят зверским образом — живыми сбрасывая с круч в море, обвязанными тяжеленными глыбами. Помнится, самому было интересно — где же на побережье Финского залива (почти сплошь низкие и топкие берега, редко — песчаные пляжи) режиссер смог отыскать такие высокие кручи? Отвесных скал (в фильме — место казни пленных матросов) над такими бурными волнами у мелкого Финского залива отродясь не было.

Оказывается, этот душераздирающий сюжет Ефим Дзипан снимал не под Ленинградом, а в Крыму. В 1920-м будущему режиссеру было 23 года и воевал он в Красной армии. Несмотря на всю жестокость Гражданской войны, белые не практиковали жестокие казни. Даже своих лютых врагов (комиссаров, чекистов, красных интернационалистов) они если не убивали сразу в горячности боя, то быстро расстреливали, редко вешали. А вот красные, особенно отряды ВЧК, части особого назначения, бригады красных латышей или китайцев —те зверствовали истинно дьявольски. Особенно осенью 1920-го в Крыму, расправляясь с офицерами русской армии генерала Врангеля, сдавшихся под честное слово советского главкома Фрунзе. Среди способов особенно изуверских казней практиковали и такое утопление. Только привязывали золотопогонников к железнодорожному рельсу и так, строем, сбрасывали в море. Скорее всего, красноармеец Ефим Дзиган в Крыму такие казни видел. О них и вспомнил, когда продумывал остроту сюжета о казни красных балтийцев. И привез киногруппу к местам «боевой славы»...

Пенопластовая тревога

Одна из студий «Ленфильма» в 1984 году снимала художественный фильм о героизме советских балтийцев к очередной годовщине Победы. Естественно, снимали в Финском заливе. По сценарию нужно было отснять сюжет с плавающей морской миной. Кто не в курсе — это такой большой стальной шар с рожками. Морское начальство Кронштадта дать на время настоящую мину пожадничало (о чем потом очень-очень сильно пожалело). Ну не отменять же съемки. В мастерских киностудии трудятся такие умельцы — не то что мину смастерят, блоху подкуют! Выпилили из пенопласта половину «мины» (для кинокадра подводная ее часть не важна) в натуральную величину, выкрасили в зловещий черный цвет. Получилась не хуже настоящей. Сюжет благополучно отсняли. А кому потом нужен кусок крашеного пенопласта? Ну и отпихнули ногой этот муляж на волю волн...

А эта воля вынесла «мину» на фарватер, по которому в Ленинград как раз вальяжно вползал белоснежный шведский теплоход. Перед его носом и заплескалась «мина». Такой паники нейтральные шведы не помнили со времен Карла XII! Фарватер закрыли для прохода судов. Скандал международный. А бледным летним рассветом военных моряков Кронштадта подняли по тревоге — на борьбу с «минной опасностью». Тралить «взрывоопасное наследие минувшей войны» лихо вышли всей эскадрой. К самой же «мине» с чуткой осторожностью подкралась на резиновой шлюпке ликвидационная партия минеров — взорвать гадину!

Раньше кто из адмиралов и начальников Балтийского морского пароходства знал, по какому номеру телефона звонить на «Ленфильм»? А сколько флотоводцев в тот день рвались срочно по нему позвонить! Даже не сосчитать было.  

На киностудии отродясь такого не было: фильм о флоте еще только снимают, а сколько начальников в морской форме жаждут интервью у режиссера и директора картины... И все почему-то норовят взять их за грудки!

А кинодеятели же не зря драматурги-психологи. Все претензии решительно отмели! Мол, сразу бы дали мину — сразу бы и забрали. А за самостоятельное плавание списанного реквизита мы не в ответе! Стихия волн. С тем флотских начальников и выпроваживали с территории «Ленфильма».

...Любой кинорежиссер и любой моряк знают, как в их профессии важны детали, мелочи. Впрочем, в их деле мелочей не бывает. А если таковая и проявляется, то, сколько порой неожиданных событий за ней следует! Важнейших!

Александр Смирнов

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?