Телефоны для связи:
(495) 111-11-11
(495) 111-11-12

Попутчица

31 январь 2016, Воскресенье
626
0
Тихое летнее утро было растревожено фырканьем лошади и мелодичным звоном упряжи. Крепкий парень ловко запрягал кобылу в новенькую телегу. Чуть поодаль на почерневшей от времени завалинке сидел седой, но еще довольно крепкий старик. Дымя самокруткой, он одобрительно покрякивал в сторону внука: 
– Куратней, куратней вяжи! Холку кобыле набьешь, сам телегу попрешь! 
Юноша лишь сдержанно усмехался в ответ. 
– Готово, – коротко сказал он подошедшему старику, – я на речку, ополоснусь. 
– Бежи шибче, Леха, не то без тебя уеду! – дед проводил взглядом внука. – Молодец, добре вяжет, – добавил он себе в бороду, похлопывая гнедую по крупу. 
Внезапно двор наполнился смехом, визгом, разноцветьем девичьих юбок, блузок и платьев. В калитку шумно влилась целая ватага девчонок, окончательно разрушив безмятежность утра. 
– Утра доброго, деда! Митрич, тоже на свадьбу в Междуречье собрался? Не запоздай, а то всех невест разберут! На лошадке-то прокатишь? – звучали звонкие голоса, сопровождаемые всплесками девичьего смеха. 
– Эх, жаль вожжи ужо приладил, а то б пригладил… – шутливо ворчал тот в ответ. – Дык, которая самая бойкая, поехали с нами. Зараз Леха нарядится прынцем и поедем. 
От группы отделилось рыжеволосое облачко в длинном голубом сарафане. 
– А приставать не будешь, Митрич? – прощебетала она под очередной взрыв хохота. 
Появился Леха с мокрыми после купания волосами. 
– Щас, дед, тока оденусь и тронемся. А вы че тут собрались? Ну-ка, брысь со двора! – игриво прикрикнул он на щебечущих девчонок и скрылся в избе. 
– А меня деда с собой берет, – крикнула ему вслед рыжеволосая. 
– Ну, хватит воду толочь – я ужо и выпить не прочь, – старик кряхтя забрался в телегу. – Леха, догоняй! Но-о, милая, с богом, – ездовый легонько хлопнул кобылу вожжами по бокам и смачно причмокнул. Телега, мягко качнувшись, не спеша выехала со двора. Леха, на бегу заправляя рубашку, ловко запрыгнул в повозку. 
– Ты откель такая зеленоглазая выискалась? – Чуть обернувшись, старик искоса посмотрел на девушку. 
– Так, я бабы Паны Вербовой внучка. Полинка, не слыхали? 
Старик вдруг резко натянул вожжи. Леха, стоявший на коленях, повалился на хохочущую девушку, уткнувшись носом ей в шею. Смутившись, он торопливо отпрянул от нее, словно обжегшись, и стал отряхивать штаны от налипшего сена. 
– Перуницы? Жива еще, стал-быть, старуха,– произнес Митрич охрипшим вдруг голосом. 
– Жива, божьим промыслом, деда… 
Старик хлестнул кнутом гнедую. 
– Но-о! Че встала, трогай! 
Кобыла, осев на задние ноги, резко дернулась вперед. Леха, сидевший на корточках, от неожиданности опрокинулся навзничь. 
– Ох, осторожнее, Митрич, а то внука потеряешь! – рассмеялась Полинка. Дед в ответ лишь еще раз хлестанул лошадь по крупу. Телега понеслась вперед, скрипя и подпрыгивая на ухабах. 
– Полинка, слышь, а че дед твою бабку Перуницей прозвал? – Леха с интересом придвинулся поближе к безмятежно покачивающейся на сене девушке. От нее пахло свежестью и еще чем-то очень неуловимо-знакомым. 
– Да я и не знаю, – лукаво улыбнулась та, отбрасывая волосы со лба. – Ее все так кличут, может из-за цвета волос… – Она пристально взглянула в глаза любопытному юноше. 
Аромат свежескошенной травы, ласковое летнее солнышко, да мягко покачивающаяся на песчаной дороге телега обволакивали беззаботной негой. 
…Неимоверно грозный раскат грома заставил вздрогнуть. 
– Ух ты! Вот это да! Дед, успеем до грозы? 
Старик глянул на вдруг почерневшее небо, на макушки скрипящих сосен и что-то пробормотал себе в бороду. 
– Но, окаянная! – Кнут со свистом прорезал сгустившийся воздух. Однако лошадь внезапно встала, захрипела и дико выпучила безумные карие глаза. Прямо перед ними с треском повалился сухостой, перегородив проезд. 
– Эх! Твою нехай етито! Опять ты за старое, Панка!– матерясь от души, старик слез с телеги, – Айда, Леха, откинем трухлю с дороги. Не то прихлопнет нас тут Перуница. 
Они с трудом сдвинули упавший поперек дороги ствол сосны. Внезапная вспышка молнии и оглушительный треск буквально прижал их к земле. В воздухе резко запахло грозой. Именно такой запах исходил от Полинки, вдруг понял Леха. Лошадь в панике рванулась с дороги и, одним прыжком перескочив через противопожарный ров, застряла в зарослях орешника, продолжая дико и без остановки хрипеть. Накренившаяся пустая телега увязла двумя колесами в глубоком песке. Неподалеку лежало неподвижное тело девушки. 
– Не трожь! – Грозный голос деда буквально осадил бросившегося к ней парня. Леха с недоумением обернулся. 
– Кому сказано, не трожь! Сам гляну, – уже тише продолжил Митрич. Чуть прихрамывая, он приблизился к лежащей без признаков жизни девушке. Встав на колени, откинул огненную прядь волос с бледного лица, затем внимательно взглянул на ее руки. На белой коже проступали набухшие вены, похожие на рваные молнии. 
– Лексей, подь сюды. 
Парень бросился к деду. 
– Скидывай с нее обувку быстрей. 
Юноша трясущимися руками стащил с девушки туфли. Тем временем гроза разошлась не на шутку, молнии прорезали сгустившуюся темноту, удары грома буквально сотрясали все вокруг, а верхушки сосен раскачивало ветром так, что, казалось, их сейчас вырвет с корнем. 
– Теперь платье. 
Леха растерянно взглянул на деда. 
– Быстрей ты, неслух! 
Наклонившись над неподвижной девушкой, молодой человек неловко стянул бретельку сарафана с ее плеча. 
– Да рви ты его, не мешкай! 
Два голубых лоскута разлетелись в разные стороны. По всему телу девушки пульсировали вздутые фиолетовые вены. 
– Отсыпай песок для ямы, – скомандовал дед. Леха растерянно провел ладонью по толстому слою опавшей хвои. 
– Да не здесь, олух! Вон, ров углуби! 
Юноша повернулся к противопожарной канаве и стал руками лихорадочно откидывать мягкий песок. 
– Будет ужо, хватит! – Отодвинув внука, старик аккуратно усадил обмякшее тело девушки в углубление. Придерживая ее голову, так же четко приказал: 
– Присыпай до шеи. 
Ничего не соображая и лишь повинуясь командам, юноша упал на колени и стал загребать песок, присыпая им безжизненное тело. Тьма еще более сгустилась. Вспышка… гром… опять вспышка… Вода, так утяжелявшая небо, хлынула сплошной стеной. Леха продолжал неистово зачерпывать горстями ставший мгновенно мокрым песок. Наступившая кромешная темень уже не позволяла ему ничего разглядеть, и он чуть не наощупь укладывал потяжелевший грунт на обнаженное тело девушки. В яркой вспышке молнии юноша успел разглядеть старое, худое и морщинистое лицо землистого цвета. Лишь волосы блеснули золотом. Он в ужасе отпрянул, вскочив на ноги. 
– Вот и славно, – на выдохе произнес дед. – С неба пришла Перуницей, пущай остынет в землице. 
Гроза закончилась так же внезапно, как и началась. Звенящая тишина пронзала до дрожи. Лишь фырканье лошади вдруг нарушило полное безмолвие. Леха со страхом посмотрел на присевшего на валежник деда, затем на безжизненную женскую голову, прикрытую потемневшими от дождя и бесформенно свисающими медными волосами. 
– Лексей, ну-ка верни гнедую взад, ехать пора, – уже совсем спокойно скомандовал старик. 
Парень, продравшись сквозь кусты, взял лошадь под уздцы и, легонько похлопывая ее по шее, вывел на дорогу. 
– Дед, как ехать? А как же эта… Полинка? 
– Нитнють! Не тваво ума дело. Садись скоро! – Старик стеганул кобылу кнутом. – А ну, пошла, твою нехай етито! 
Парень, запрыгнув в телегу, обернулся. Удаляющийся холмик около дороги вскоре исчез за зарослями иван-чая. 
* * *
– Митрич! Где ты отстал? Молодые уже из церквы едут! 
Громкие полупьяные выкрики выдернули парня из оцепенения. Они уже въезжали во двор, разукрашенный цветами и лентами. Дед обернулся на осоловевшего от случившегося парня. 
– Слезай ужо, скидовай сбрую, да подь к столу. 
Огромная тетка с укрытой рушником иконой мимоходом поинтересовалась: 
– Где вы запропастились, болезные, иль вам срок не указан? 
– Да мы это… гроза там… – растерянно пробормотал юноша. 
– Какая гроза? – пробурчала тетка. – На небе ведро который день. Небось, с утра ужо навеселе? 
– Сядь сюды, – велел старик подошедшему к столу парню и внимательно посмотрел ему в глаза. – Што, пугнула тебя Перуница? Ничо, все обойдется. На-ка, процведай, полегчает. 
Он ткнул корявым пальцем в налитый «с горкой» граненый стакан. Алексей залпом выпил содержимое и аккуратно поставил его на край стола. 
– Ты, Лексей, много не думай, не то думалка сломается, – старик вновь наполнил доверху стакан. 
– Едут! Едут!.. – зашумели у ворот. Все вдруг пришло в движение. От выпитого, произошедшего, восторженных возгласов и нескончаемого звона бубенцов сознание юноши замутилось. Круговерть свадьбы, команды деда, матерные частушки, крики «Горько!», песочный холмик с мокрыми рыжими волосами, – все вращалось вокруг него, как в безумной карусели. Уже с трудом отделяя реальность от домысла, он вышел из-за стола и, покачиваясь, побрел к телеге. 
– Здравствуй, Алексей, – услышал он мягкий голос за спиной. Парень резко обернулся. Перед ним стояла невеста в белоснежном свадебном платье, с опущенной на лицо фатой. 
– И тебе не хворать, – пробормотал Леха, пытаясь сфокусировать взгляд на расплывающемся перед глазами образе. Убедившись в тщетности своих усилий, он протянул руку и неуверенным движением приподнял фату. Огненно-рыжие волосы и взгляд огромных изумрудных глаз мгновенно отрезвили его. Полинка?! 
От неожиданности юноша отпрянул назад, судорожно ухватившись за телегу.
* * *
– Леха! Леха, твою нехай етито! Вставай, кому сказано! Вот, нехристь, вставай ужо! Кобылу запрягай! – Парень с трудом очнулся под недовольное покрикивание деда. 
– Дед, погодь… Куда ехать-то? 
– Куды, куды… На свадьбу ж давеча сговорились девок отвезти, в Междуречье… Вон, от их ужо полон двор. Вставай, кому говорю! 
– Уфф, приснится же такое! – Юноша, натянув штаны, вышел на крыльцо. Во дворе веселой стайкой щебетали девчонки. 
– Смотри, все самое интересное проспишь, соня! 
– Щас ополоснусь и поедем. – Парень, смутившись, спрыгнул с крыльца прямо через перила. Наклонившись к деревянной бочке и зачерпывая пригоршнями прохладную дождевую воду, он растирал себя крепкими ладонями, громко урча и фыркая. Затем не глядя, привычным движением сдернул висящее рядом полотенце и стал энергично растирать мускулистый торс. 
– Здравствуй, Алексей, – знакомый голос прозвучал прямо возле уха. Парень вздрогнул от неожиданности и обернулся. Из-под огненно-рыжей челки на него с лукавым огоньком смотрели огромные изумрудные глаза.
– Бабушка велела тебе привет передать. 
Леха вдруг почувствовал, как земля уходит у него из-под ног… 
 
ВАДИМ БОЧКОВ 
Обсудить

Похожие материалы:

Тунгусские шаманы
25 март 2017, Суббота
Тунгусские шаманы
Знахарь
02 октябрь 2016, Воскресенье
Знахарь
Харламовский колдун
21 июнь 2016, Вторник
Харламовский колдун
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Никак не могу придумать, что сюда засунуть...Есть предложения?