Рейтинг@Mail.ru
Тонтеона » Параллельный мир

Тонтеона

I
В солнечное утро первого зимнего месяца, только лишь открыв глаза, Тойен понял, что болезнь отступает. Горький отвар диких трав, который он давно пил по настоянию матери, кажется, подействовал. Окружающий мир, еще вчера наполненный невыразимой тоской, изменился, – краски стали даже ярче, чем до болезни. Со стены напротив ему кротко и нежно улыбалась Елейса. В этот день ей исполнилось бы ровно пять лет. Еще вчера ее глаза были полны горечи, и Тойену постоянно чудился в них некий упрек. Но сегодня глаза Елейсы лукаво-детски улыбались ему, минута за минутой каким-то совершенно непонятным образом исцеляя его душу.
Юноша перевел взгляд на елку, стоящую у окна. Огни на ней светились мягким, загадочным сиянием. Они не гасли и не мерцали, подобно свечам, а мягко переливались, как бы перетекая из одного цвета в другой – от нежно-фиалкового до насыщенного пурпурного. Это незаметно меняющееся разноцветье успокаивало, дарило покой и радость, вселяло надежду на лучшее.
До Рождества было еще далеко, но близкие надеялись, что украшенная огнями елка поможет ему справиться с недугом. Это ли помогло, или же выздоровлению способствовали удивительные глаза Елейсы, глядящие на него с фотографии, но тоска и боль больше не мучили его, и юноша, рассматривая огоньки и пытаясь уловить момент перехода одного цвета в другой, ощущал лишь тихую, теплую грусть.
Огни на елке были подарком старика Дорвельи. Всем в округе было совершенно очевидно, что Дорвельи Священный благоволит к Тойену. Это изумляло – что может быть общего у духовного мудреца-старца и простого парня, ведь они не являлись даже дальними родственниками.
Навещая больного, наставник обучил его трем священным песням, но рассказать об этом позволил только Елейсе. И настои целебных трав для Тойена тоже были приготовлены Дорвельи.
– Пей, Тойен, травы эти, – сказал Священный тогда. – Они хранят в себе красоту и силу лета. И не казни себя. Ты не виноват в том, что Елейса…
II
– Тойи, здравствуй, сынок. Как у тебя сегодня настроение? – голос вошедшей матери был тих и осторожен, в последнее время нем редко слышалась надежда на доброе настроение сына. Взглянув на него, она испытала некоторое замешательство, даже растерянность. И тут же обычно печальное лицо ее неуловимо изменилось – осветилось мажорными красками морозного солнечного утра.
– Что-то случилось? – вопрос ее прозвучал довольно глупо.
– Я… кажется, выздоровел, мам.
За обедом она выглядела озабоченной:
– Тетя Гольвел заболела. Надо бы навестить, но как ты здесь один…
– Все нормально, мама. Мне уже хорошо, видишь?
Наступил тот день, когда он должен исполнить наказ Дорвельи. При последнем посещении Священный спрятал под елкой маленький мешочек с травами и сказал, что, когда болезнь отпустит, Тойен должен самостоятельно приготовить и выпить отвар из этих трав. Было ему наказано строго-настрого сделать это в одиночестве настолько полном, насколько вообще возможно. Сегодня был как раз такой вечер.
В стеклянном чайнике он заварил траву. Удивительные, мягко-разноцветные струи гибко потянулись ко дну и нежными линиями легли на стекло. Затем он перелил чуть остывший отвар в чашку, но разноцветные струи, не смешиваясь, продолжили и там свой танец.
Вкус напитка был совершенно необычным. Выделялись хвойная нотка и дым от костра…
III
Очнулся Тойен в каком-то странном месте меж огромных влажных валунов. Над ним склонялись гигантские ветви, сквозь которые тихо сияли большие, мягко-разноцветные огни. Тойен понял, что он лежит под деревом невообразимых размеров. Именно с теми мягко-разноцветными огнями. Он каким-то шестым чувством понял, что темный сплошной забор вокруг был ничем иным, как краями кадки, в которую была посажена елка. Елка, ничего себе… Их праздничная елка! И он, совсем крошечный находится под ней в кадке, которую мог перенести своими руками! Его сердце сжалось от ужаса. Или он просто бредит?
Кто-то мягко спрыгнул с нижней ветки, напугав его еще больше.
Ее фигура была какой-то невообразимой изящности и гибкости, волосы вьющимися струями спускались по спине. Как он это понял почти в темноте, что не локонами, не кудрями, а именно струями? Обтягивающая одежда подчеркивала ее невероятную грациозность. Испуг и готовность к беде вдруг сменились уверенностью, что все будет хорошо.
– Здравствуй, – у нее оказался удивительный голос.
– Здравствуйте, – прохрипел Тойен, приходя в себя.
– Меня зовут Тонтеона, – пропела девушка, улыбаясь. Нет, она не пела в прямом смысле, но это не было и нарочитой напевностью, когда девушка хочет понравиться.
– А я… – начал он.
– Тойен, я знаю.
Почему-то его это не удивило.
IV
Позже, вспоминая Тонтеону, он отмечал для себя удивительные вещи. Она никогда не смеялась, но вокруг нее всегда оставалось ощущение легкого, необидного, дружественного смеха. Улыбалась она часто, порой улыбка становилась как бы грустной слегка, но не переставала быть улыбчивой и тихо радостной. Ему было так легко с ней, что никакого смущения он не испытывал, даже от самого вида ее священно ужасающей красоты. Не ясно было, девушка она или ребенок. Ясно, что девушка, но детское проявлялось не в ее чертах, не в жестах, ни в чем, – это просто было. Много детского.
– Идем, – она протянула ему руку. Напевный голос вызывал доверие и Тойен, ни секунды не колеблясь, протянул свою. Легким порывом ветра вместе с Тонтеоной его вознесло на огромную ветвь.
– Что это? Что со мной… – он просто не знал, как ее спросить о том, что с ним случилось.
– Ель – это дверь. Если ты не боишься, мы пойдем в Жизнь.
– В жизнь? – переспросил он.
– Нет. В Жизнь.
Тойен неожиданно ощутил разницу между Большой буквой и маленькой. Жизнь… Он качнулся и полетел вниз.
V
Юноша очнулся, держась за руку Тонтеоны. Он вдруг понял, что не разбился только благодаря этой невесомой поддержке ее руки. Они стояли на лугу, освещенном не солнцем – его вообще не было, – а исходящим отовсюду мягким светом. Вдали виднелся лес, а трава на лугу… а краски … Даже трава была прекраснее любых растений, когда-либо виденных Тойеном, а цветы-то…
Тонтеона молча потянула его за собой. И он пошел, держась за ее невесомую руку и понимая, что именно эта поддержка сделала таким легким его путь по горным тропам, лугам, лесам. Они как-то совершенно обыденно перешли какую-то реку, скользя по поверхности и почти не замочив ног. Но то ли долгий путь, то ли впечатления все же утомили его, и он чувствовал от этого неловкость, поскольку походка самой девушки оставалась столь же легкой, как и в самом начале.
Тонтеона, почувствовав его настроение, остановилась и усадила спутника на удивительный серо-голубоватый камень.
– Ты долго болел…
– У меня была кошка, – как ни странно, здесь эти слова наполнились другим, глубоким смыслом. – Ее звали Елейса. Лучшая кошка в мире.
– И в ночь, когда ящеризвы перемещались, ты забыл закрыть окно. И она защитила тебя от них. Но при этом погибла сама, – пропела Тонтеона, глядя ему в глаза.
– Откуда ты об этом знаешь? – он был потрясен.
– Здесь мы многое знаем.
«Она никогда не опускает глаз»
– Где мы? – наконец-то Тойен задал этот вопрос. Почему не спросил раньше? Очень просто – с ней так хорошо было молчать.
– Мы – в Жизни.
– В жизни?
– Нет. В Жизни.
И Тойен опять зримо ощутил разницу между словом с Большой буквы и с маленькой.
– Эта кошка умела говорить, – склонив голову, он замолчал, уже догадываясь, что это знает и она.
Тонтеона улыбнулась.
– Пора!
И он опять поразился напевной мелодичности ее голоса.
VI
Девушка привела его к какой-то норе под роскошной сосной. Оставив юношу одного, она скрылась в темноте, но вскоре появилась. В руках она держала необычный медный предмет цилиндрической формы, украшенный причудливым узором. Тонтеона повела рукой, и блестящий цилиндр оказался наполненным золотистой переливчатой жидкостью. Разноцветные струи танцевали в прозрачном золоте напитка.
– Это тебе. Выпей.
Вкус оказался очень приятным и напомнил ему плоды из южных стран. Дождавшись, когда он осушит сосуд, девушка мягко коснулась его руки.
– Тебе пора. Осталось мало времени.
– А почему здесь больше никого нет? – это явно было не главное, о чем надо было спросить. Потом он вспоминал и это…
– Здесь нас много, но мы с тобой гуляли по окраинам. Сюда редко кто заходит, за окраинами – смерть.
– Смерть?
– Нет, смерть.
Тойен опять почувствовал эту глубокую разницу между большой и маленькой буквами.
– А ты, Тонтеона? Ты останешься здесь?
– Когда я жила в смерти, у меня было другое имя.
– В смерти? И как там тебя звали?
– Елейса.
VII
Тойен стоял у елки. Медный цилиндр в его руках напоминал о невероятном приключении. Со стены на него смотрела лучшая кошка в мире.
Из-за дверей послышалcя шум – вернулась мать. Ее лицо было печальным, глаза припухли от слез.
– Тетя Гольвел… ей плохо? – высказал осторожную догадку Тойен.
– С ней все в порядке. – Она обняла сына, прижав его голову к груди, провела ладонью по волосам. – Дорвельи. Он умер. Священные ведь тоже не живут вечно. Вот, заповедал тебе передать. – Она кивнула в сторону прислоненного к стене длинного восьмигранного медного посоха, украшенного по всей длине какими-то узорами. Тойен напрягся, не позволив боли от утраты захватить его целиком. Освободившись от материнских рук, он взял тяжелый посох и вернулся в свою комнату. Здесь он внимательно рассмотрел дар Священного. Рисунки, выгравированные на посохе, напоминали ему что-то... И тут его осенило: оставшаяся от Тонтеоны-Елейсы чаша и этот посох – две части одного целого! Он надел резной цилиндр на верхнюю часть посоха и провернул его. Щелкнул невидимый замок, и жезл обрел изящную завершенность.
Но почему старец выбрал именно его?
...И ель вдруг качнула своими украшенными ветвями, будто кланяясь, и Тонтеона улыбнулась ему со стены.
«Священные – из Добрых. Из Добрых и Надежных».
И что бы ни случалось потом с новопосвященным, даже в самые тяжелые минуты он всегда помнил глаза Дорвильи и отчетливо ощущал легкое прикосновение пальцев Тонтеоны-Елейсы... И трех, всего лишь трех священных песен Дорвельи ему хватит на всех его друзей и знакомых, близких и далеких, на всех, кого он когда-нибудь будет любить.
Елена Комарова

Материалы, публикуемые на нашем сайте являются интернет- обзором российских и зарубежных средств массовой информации.. Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения. Мнение администрации сайта и Ваше мнение,может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.
0
Добавить комментарий

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив