Рейтинг@Mail.ru
изба-читальня » Страница 2 » Параллельный мир

Ведьма

Рассохшаяся и щелястая, висевшая на скрипучих петлях дверь прикрывала вход в огромное сквозное дупло старого, кряжистого, но все еще крепкого дуба. Само дерево примыкало к пещере — гулкой, темной и страшной. В таком месте могла жить только колдунья. Мало кто решался явиться сюда.

Но она-то решилась!

Девушка — того возраста, когда из нескладной, веснушчатой девчонки вдруг вырастает красавица, когда глаза сияют, а походка изящна и легка, — легонько постучалась в двери. Она была прекрасна, как сама Ирландия. Волосы цвета осеннего клена, кожа светлей алебастра. Платье на ней было небесно-синего шелка, и он оттенял ее глаза — один зеленый, а второй голубой. Никто не отозвался на стук, и тогда девушка легонько толкнула дверь. Со скрипом и стоном она отворилась. Подобрав подол, гостья шагнула через порог.

Вошла и замерла. Ох, сколько там было всякого! Старый камин щерился погнутой решеткой, как кривыми зубами. Казалось, он. собирается съесть нахальную девчонку. В старом запыленном зеркале отражались вязанки сушеных трав, что свисали с потолка. Баночки и колбы, реторты и флакончики — синие, желтые, красные, зеленые.  

Подробнее
+1

Кратер

Я рассматривал карты, развешенные на стенах у меня в кабинете. Гадал — куда нынче вывезет меня кривая судьбы? Вот уж точно — гадание на картах...

Дверь кабинета распахнулась, и ко мне ввалился хмурый генерал-майор Петренко. Он аккуратно разложил у меня на столе три пожелтевшие папки. Его тон сух и деловит:

—           Пропал самолет с золотом. Три тонны. Давно. Их нужно найти и доставить. Лучше вместе с самолетом.

—           Это не ко мне, товарищ генерал, я клады не ищу.

Петренко человек упертый и довольно нудный в своей настырности:

—           Пропал самолет с колымским золотом. 

Подробнее
+5

Огневой дракон

Кабачок Симона Шнвута, что на окраине Амстердама, заполнился людьми. Это корабельный мастер Фредрик Хальс, круглобородый, с неизменной трубкой, привел команду капитана Шхонебека в место солидное, основанное еще в испанские времена. Хозяин загодя полы подмел, столы протер, да и всех лишних выпроводил. Один лишь человек остался в темном углу. Наверное, потому, что никому не мешал, да и глаз не мозолил. Тем не менее, капитан Шхонебек поинтересовался у хозяина, что за старик?

—О, это наша знаменитость, Йохан ван Рейн! Иди сюда, — позвал его Шнвут. — Угощу свежим пивом. Но и ты уважь людей, поведай им, где глаз оставил.

Старик, не чинясь, поднялся со скамьи. Деревянные ботинки звучно стукнули по каменным плитам. Возраста изрядного, в потертой суконной куртке и скрывающей половину лица бесформенной шляпе. Правая половина в шрамах после страшного ожога, под бровью дыра, уцелевший глаз мутно слезился.

Подробнее
0

И придёт свобода...

Мир вокруг был его чистилищем — и не только его. Но сейчас именно он бежал, спасаясь от зверей, которые спешили следом, искушали, обещали рай. Погоня. Со всех сторон цепкие лапы, горящие взгляды, яркие картинки и лающие голоса, манящие, несмотря на всю свою мерзкую навязчивость. Он закрывал глаза и затыкал уши, перелезал через заборы, проникая на чью-то частную территорию, останавливался передохнуть в «слепом пятне» квартала праведников, где нет зверей. Жалкие клочки земли с домами-коробками, в которых живут нищие.

Он не смог бы так, даже если б захотел. Носить тусклые платья, варить на ужин похлебку, пахнущую отвратительнее, чем последние духи из серии «Мизерабль»?.. А после 40 лет такой жизни каждый день ждать от Человеческой Службы, которая о тебе заботится, предложения совершить «Последнее Путешествие», из которого не возвращаются? Он не хотел так. И продолжал спасться бегством.

Иногда ему удавалось сместить себя в этом унылом пространстве, и тогда он переставал видеть вокруг чудовищ, размышлять о грехах и чистилище. Мир вокруг него становился простым и понятным. В таком мире получить средства к существованию можно было, только хорошо делая что-то плохое, так или иначе продавая себя, греша.  

Подробнее
+5

Снег

29.12.80 ПО ЛЕТОИСЧИСЛЕНИЮ ДО AT, 13 Ч 58 МИН

Лена случайно узнала пароль от видеотеки и тайком просматривала видео, которое предназначалось только совершеннолетним. В основном это были художественные кино-ленты, снятые до Атомного Торжества, но было и много фильмов про историю, про природу, про все то, чего, по рассказам взрослых, уже давно нет...

Бодрый голос за кадром вещал:

Подземные автономные убежища консолидации, а сокращенно ПАУКи, — наш ответ западным Vault-Tech. По подавляющему числу показателей они превосходят все иностранные аналоги. Амортизационные системы и «ледяная крыша», разработанные отечественными учеными, делают ПАУК неуязвимым даже при прямом попадании тактического ядерного снаряда. С уникальными белковыми фермами и новейшими системами фильтрации и регенерации воды и воздуха они становятся идеальными убежищами на практически неограниченный срок! Все финансовые вложения и огромные усилия наших врагов в области военных разработок являются бессмысленными...

Подробнее
+5

Проводница

Я прогуливался по перрону маленькой железнодорожной станции в ожидании своего поезда. Мягко говоря, было очень немноголюдно – в поле моего зрения была только аккуратно одетая бабулька в белом платочке. Она неподвижно сидела на скамейке, сцепив руки и глядя куда-то в одну точку. Странно, что ее никто не провожает, подумал я.
Скорее, наоборот, сама в гости к детям и внукам едет – вон как нарядилась, прямо как на Пасху. Хотя ни сумки, ни корзинки с гостинцами… Я не успел обдумать эту мысль до конца. Поезд выскочил из стылой ночной мглы совершенно внезапно. Протяжно проскрипев тормозами, состав замер у перрона. Я с удивлением посмотрел на часы – по расписанию оставалось еще тринадцать минут, и никаких объявлений о досрочном прибытии не было. Внутренне радуясь такому обстоятельству – находиться лишнее время на промозглом осеннем ветру не было никакого желания – я шагнул к открывшимся дверям вагона. Краем глаза я увидел, что бабулька тоже проковыляла к составу. Проводница, совсем молодая девушка, бросила холодный пристальный взгляд, словно выискивая во мне что-то знакомое. Внутренне подобравшись, я протянул билет и паспорт, но она даже не взглянула на них:

Подробнее
+5

Попутчица

Тихое летнее утро было растревожено фырканьем лошади и мелодичным звоном упряжи. Крепкий парень ловко запрягал кобылу в новенькую телегу. Чуть поодаль на почерневшей от времени завалинке сидел седой, но еще довольно крепкий старик. Дымя самокруткой, он одобрительно покрякивал в сторону внука: 
– Куратней, куратней вяжи! Холку кобыле набьешь, сам телегу попрешь! 
Юноша лишь сдержанно усмехался в ответ. 
– Готово, – коротко сказал он подошедшему старику, – я на речку, ополоснусь. 
– Бежи шибче, Леха, не то без тебя уеду! – дед проводил взглядом внука. – Молодец, добре вяжет, – добавил он себе в бороду, похлопывая гнедую по крупу. 
Подробнее
+5

Невыносимость бытия

Чего я желаю?! Томик английской поэзии конца Викторианской эпохи, черт побери! Ведь это же бар? Не правда ли? Я ничего не напутал с вывесками? Ах, ничего?! Ну, вот и чудесно. Значит, я пришел по адресу. Дай мне какой-нибудь выпивки, бармен. Позабористей. Чтобы побольше спирта и поменьше всякой дряни вроде колы. Я знаю, что вы, бармены, любите смешивать, вот и смешай мне. Я хочу напиться. Сюда ведь за этим приходят? Хорошо провести время, вот как? А я тебе о чем толкую, бармен? Я собираюсь хорошо провести время. Выпить пять или шесть... того, что ты мне нальешь. И опьянеть. Я буду пьянеть, и изливать тебе душу. Ведь это же входит в стоимость? А ты будешь протирать тряпочкой стойку и слушать... Идеально чистая? Гарантия дезинфекции сто процентов? Ну, я не знаю! Протирай тогда стакан. Или что-нибудь еще. Кто из нас бармен, в конце концов? Главное, ты должен слушать. И сочувствовать. Задумчиво кивать. Я это видел в кино. Вы, бармены, такие. А я буду говорить. В конце получишь на  чай.

 

Подробнее
+6

Смотритель

Остров представлял собой небольшой потухший вулкан, заросший сосновым лесом. Деревья в лесу причудливо искривились от свирепых зимних ветров, во время которых брызги огромных волн достигали самой верхушки маяка, и тогда он покрывался неровным, тускло блестящим слоем льда. Помимо сосен остров зарос можжевельником и терном. Когда-то, давным-давно, здесь был монастырь. От него в самом затишном месте, рядом с родником, остался заброшенный фруктовый сад, в котором сейчас росла лишь кислая дичка. Впрочем, особых урожаев ждать не приходилось и в лучшие времена. Виной тому скудная почва и морские туманы поздней осени.

Бендер любил остров в любое время года и даже в туманах находил свое очарование. Если позвонить в оставшийся от монастыря колокол, когда над неподвижной гладью моря стоит этот белый туман, звук разносится на удивление далеко. Поговаривали, что до большой земли, но, наверное, это все же преувеличение.

Подробнее
+5

Цена вопроса

Вы когда-либо проходили сквозь зеркало? Нет? Значит, вам это не очень-то и нужно.

I

Я хороший семьянин, люблю жену и своих детей.

Я давно нигде не работаю. А зачем? В последнее время денег хватает. На все, чего только пожелаю. Когда кончаются деньги, просто подхожу к ближайшему киоску и покупаю лотерейный билет. Только один, на 50 рублей, неважно, какого выпуска. И всегда выигрываю. Ровно 1 000 000 рублей. Обо мне уже не раз писали в газетах, что совсем неудивительно. Согласитесь, это же невероятно, когда один и тот же человек на протяжении нескольких месяцев срывает банк десять раз подряд. После третьего выигрыша меня заподозрили в нечестной игре. Даже проводили какое-то расследование, но я был абсолютно спокоен. В чем, в чем, а в мошенничестве меня обвинить невозможно.

Подробнее
+4